.RU

B. Оценка Суда - Решение страсбург


B. Оценка Суда

^ 1. Соответствующие положения и прецеденты

156. Прежде всего, Суд отмечает, что жалобы заявителя касаются получения и оценки доказательств национальными судами. Эти доказательства включали свидетельские показания, заключения экспертов, а также вещественные доказательства, такие, как аудиокассеты и документы. В этой связи заявитель сослался на статью 6§§1 и 3(d) Конвенции.

157. Суд повторяет, что гарантии, предусмотренные в статье 6§3(d), являются составной частью права на справедливое судебное разбирательство, провозглашенного в первом пункте этого положения (см. Аш (Asch) против Австрии, решение от 26 апреля 1991 года, серия А, № 203, §25). Справедливое судебное разбирательство предполагает состязательную процедуру и равенство сторон; таким образом, возможные недостатки в процессе работы с доказательствами могут рассматриваться в соответствии со статьей 6§1.

158. Что касается параграфа 3(d) статьи 6, то он касается «свидетелей», и, при строгом толковании, не должен применяться к другим доказательствам. Тем не менее, этот термин должен толковаться автономно. Он может также включать потерпевших (см. А.Х. (A.H.) против Финляндии, № 46602/99, §41, 10 мая 2007 года), свидетелей-экспертов (см. Доорсон (Doorson) против Нидерландов, решение от 26 марта 1996 года, Доклады о постановлениях и решениях 1996-II, §§ 81-82), и других лиц, дающих показания в суде.

159. Кроме того, в судебной практике существуют четкие указания, что это положение может применяться не только к «свидетелям», но и к другим доказательствам. Так, Суд уже рассматривал вопрос доступа к документальным доказательствам в соответствии со статьей 6§3(d) Конвенции в деле Перна (Perna) против Италии ([GC], №48898/99, §25-32, ECHR 2003-V). В деле Георгиос Папагеоргиу (Georgios Papageorgiou) против Греции (№ 59506/00, § 7, ECHR 2003-VI) Суд рассмотрел с точки зрения параграфа 3(d) вопрос о доступе к оригиналам документов и компьютерным файлам, имеющим отношение к уголовным обвинениям против заявителя.

160. Таким образом, в данном случае при анализе жалобы заявителя на несправедливость при принятии экспертных и документальных доказательств, Суд будет руководствоваться статей 6§§1 и 3(d).

^ 2. Общие принципы

(a) «Справедливость» получения и рассмотрения доказательств

161. Суд неоднократно повторял, что он не действует в качестве апелляционного суда, или, как иногда говорят, в качестве суда четвертой инстанции. Оценка достоверности показаний свидетелей и значения доказательств для дела, является функцией национального суда (см., среди прочего, Видал (Vidal) против Бельгии, решение от 22апреля 1992 года, серия А, № 235-Б, стр. 32-33, § 32, и Эдвардс (Edwards) против Соединенного Королевства, решение от 16 декабря 1992 года, серия А, № 247-B, § 34). Кроме того, Конвенция не устанавливает как таковых правил о доказательствах. Суд не может, в принципе и с абстрактной точки зрения, исключить возможность того, что доказательства, полученные в нарушение положений национального законодательства, могут быть допустимы.

162. Суд, тем не менее, должен убедиться, был ли процесс принятия доказательств справедливым (см. ^ Мантованелли (Mantovanelli) против Франции, решение от 18 марта 1997 года, Доклады 1997-II, стр. 436-37, § 34, и, с соответствующими изменениями, Шенк (Schenk) против Швейцарии, постановление от 12 июля 1988 года, серия А, № 140, стр. 29, § 46). Таким образом, принцип «справедливости» требует, чтобы все доказательства предъявлялись в присутствии обвиняемого в открытом судебном процессе, чтобы дать возможность их опровергнуть.

163. Использование в качестве доказательств показаний, полученных на стадии милицейского расследования и судебного расследования, само по себе не является несовместимым с параграфами 3(d) и 1 статьи 6, при условии, что права защиты были соблюдены. Эти права подразумевают, что обвиняемому предоставляется адекватная и надлежащая возможность опровергать и допрашивать свидетелей против него при даче показаний свидетелями или на более поздней стадии судебного разбирательства (см. Луди (Lüdi) против Швейцарии, Решение от 15 июня 1992 года, серия А, №238, стр.21, §49). Что касается показаний свидетелей, в отношении которых доказано, что они недоступны для допроса в присутствии обвиняемого и его адвоката, Суд повторяет, что параграф 1 статьи 6 в совокупности с параграфом 3 требует от государств-участников предпринять позитивные меры, чтобы обвиняемый мог допросить свидетелей, показывающих против него (см. Садак (Sadak) и другие против Турции, №№29900/96, 29901/96, 29902/96 и 29903/96, §67, ECHR 2001-VIII), а в случае если допрос свидетелей невозможен, поскольку неизвестно место их пребывания, государственные органы должны предпринять разумные меры для обеспечения их присутствия (см. Рахдад (Rachdad) против Франции, № 71846/01, §25, 13 ноября 2003 года, и Бонев (Bonev) против Болгарии, № 60018/00, § 43, 8 июня 2006 года). Тем не менее, если государственные органы нельзя упрекнуть в недостаточных усилиях, направленных на предоставление обвиняемому возможности допросить таких свидетелей, само по себе отсутствие свидетелей не обязательно должно вести к прекращению уголовного преследования (см., в частности, Артнер (Artner) против Австрии, решение от 28 августа 1992 года, серия А, № 242-A, стр. 10, §21; Шепер (Scheper) против Нидерландов (решение по приемлемости), №39209/02, 5 апреля 2005 года; Маяли (Mayali) против Франции, №69116/01, §32, 14 июня 2005 года, и Хаас (Haas) против Германии (решение по приемлемости), № 73047/01, 17 ноября 2005 года).

(b) Оценка судебного разбирательства в целом

164. Кроме того, Суд повторяет, что он всегда старается рассматривать «разбирательство в целом», прежде чем принимать решение, имело ли место нарушение Конвенции в отношении какого-либо конкретного эпизода (см., например, Эдвардс (Edwards), упомянутое выше, §34). Не будет нарушением, если свидетель, не допрошенный в состязательном процессе, не является «ключевым» свидетелем, то есть, если «убеждение не основывается исключительно или в решающей степени» на его показаниях (см. Госса (Gossa) против Польши, № 47986/99, §63, 9 января 2007 года; A.M. против Италии, №37019/97, §25, ECHR 1999-IX; Саиди (Saïdi) против Франции, решение от 20 сентября 1993 года, серия А, № 261-С, стр. 56-57, §§43-44; см. также решения, связанные с «анонимными свидетелями», такие как Кок (Kok) против Нидерландов, № 43149/98, 4июля 2000 года, или, наоборот, Унтерпертингер (Unterpertinger) против Австрии, решение от 24 ноября 1986 года, серия А, № 110, §§28-33). Иными словами, Суд часто оценивает, в какой степени недостатки, на которые подается жалоба, повлияли на общую справедливость судебного разбирательства, особенно в связи с принятием доказательств

165. С другой стороны, тот же подход может привести к противоположному результату. В деле ^ Барбера, Месег и Хабардо (Barberà, Messegué and Jabardo) против Испании (решение от 6декабря 1988 года, серия А, № 146, § 89) Суд установил, что национальное разбирательство было несправедливым из-за совокупного эффекта различных процессуальных недостатков. Каждый отдельный недостаток не убедил бы Суд, что судебное разбирательство было проведено «несправедливо», но их сочетание явилось фактором, позволившем сделать вывод о нарушении статьи 6.

166. Таким образом, чтобы определить, имело ли место нарушение статьи 6§§1 и 3, Суду может понадобиться рассмотреть по отдельности все аспекты жалобы заявителя, а затем провести общую оценку (см., с соответствующими поправками, Годди (Goddi) против Италии, решение от 9 апреля 1984 года, серия А, № 76, § 28).

^ 3. Применение в данном деле

(a) Доказательства, на которые опирался суд

167. Решение от 1августа 2003 года основывалось на пяти основных группах доказательств.

168. Первая группа доказательств связана с записями телефонных разговоров, сделанных милицией в квартире г-жи Маргвелашвили. Эта группа включает в себя не только записи, как таковые, но и их расшифровку, их перевод на русский язык, документы, связанные с санкцией на прослушивание телефонных разговоров, и, наконец, мнения экспертов, которые пришли к выводу, что мужской голос на аудиозаписях принадлежит заявителю, в частности, заключение от 20сентября 2001 года.

169. Во-вторых, суд опирался на письменные показания г на Григолашвили, г-жи Маргвелашвили и г-на Кервалишвили, данные следователю на досудебной стадии расследования. Эти свидетели непосредственно участвовали в событиях 7 и 8 августа 2000 года, они якобы видели заявителя или разговаривали с ним по телефону. Таким образом, они смогли подтвердить его участие в рассматриваемом преступлении.

170. В-третьих, суд опирался на запись разговора между г-ном Григолашвили и г-ном Царидзе, сделанную последним и переданную в российские следственные органы.

171. Четвертая группа доказательств состояла из свидетельских показаний других участников событий 7 и 8 августа 2000 года: г-на Царидзе, г-жи Авалиани, родственников покойных г-на Двали и г-на Какушадзе, г-жи Джимшиашвили, а также ряда свидетелей, знавших о событиях с чужих слов. Однако поскольку эти люди не имели прямого контакта с заявителем, то доказательная ценность их показаний была несколько меньше.

172. Наконец, суд опирался на целый ряд косвенных доказательств.

173. Ниже Суд собирается исследовать вопрос, были доказательства приняты и рассмотрены на справедливой основе.

(b) Записи телефонных разговоров: идентификация голоса

(i) Оценка выводов экспертов

174. Во-первых, заявитель не согласен с выводами экспертных заключений, на которых основывался военный суд, а именно заключений г-на Коваля, г-на Зубова и г-на Якушева. Тем не менее, именно национальный суд должен оценивать значимость и доказательную ценность всех имеющихся доказательств, включая мнения экспертов или заключения экспертизы; полномочия Суда в этой области весьма ограничены. Таким образом, тот факт, что суд предпочел мнение конкретных экспертов, не свидетельствует о какой-либо «несправедливости» в смысле статьи 6 Конвенции.

(ii) Заявленная предвзятость г-на Коваля и г-на Якушева

175. Во-вторых, заявитель утверждал, что два свидетеля-эксперта, г н Коваль и г-н Якушев, были предвзяты.

176. Что касается г-на Якушева, заявитель указывает на его статус офицера федеральной службы безопасности (ФСБ). Тем не менее, само по себе это не доказывает его личной предвзятости; нет никаких оснований предполагать, что сомнения заявителя в нейтральности этого эксперта были объективно оправданы (см. Брандстеттер (Brandstetter) против Австрии, решение от 28 августа 1991 года, серия А, № 211, §44). Таким образом, Суд не видит никаких оснований для пересмотра решения национального суда, допустившего г-на Якушева в качестве свидетеля-эксперта.

177. Что касается г-на Коваля, Суд отмечает, что он играл двойную роль в процессе: во-первых, г-н Коваль был одним из авторов заключения от 20 сентября 2001 года по экспертизе аудиозаписей телефонных разговоров (см. пункт 33 выше), который послужил основой для передачи дела заявителя в суд, и, во-вторых, он был одним из экспертов, назначенных судом во вторую и третью группы экспертов. Кроме того, жена г-на Коваля ранее работала в казино, принадлежащем заявителю, и была уволена.

178. Суд отмечает, что в своих прецедентах он признавал, что отсутствие нейтральности со стороны назначенного судом эксперта может, в определенных обстоятельствах, привести к нарушению принципа равенства сторон (см. Бениш (Bönisch) против Австрии, решение от 6 мая 1985 года (существо дела), серия А, № 92, §§ 30-35, и Брандстеттер (Brandstetter) против Австрии, решение от 28 августа 1991 года, серия А, № 211, стр.21, §33). В частности, следует учитывать такие факторы, как процессуальный статус эксперта и его роль в соответствующем процессе (см. Бениш (Bönisch), упомянутое выше, §§31-35). Кроме того, в одном из своих последних решений Суд постановил, что «мнение эксперта, назначенного по решению компетентного суда для решения вопросов, возникающих в деле, будет, скорее всего, иметь большое значение для оценки судом этих вопросов» (см. Сара Линд Эггертсдоттир (Sara Lind Eggertsdóttir) против Исландии, № 31930/04, § 47, ECHR 2007-...).

179. Тем не менее, г-н Коваль не играл какой-либо особой или даже доминирующей роли в процессе (см., для сравнения, ^ Сара Линд Эггертсдоттир(Sara Lind Eggertsdóttir), упомянутое выше, §§ 50 и далее). Он был одним из трех специалистов, включенных в первую группу экспертов, одним из четырех, включенных во вторую группу, и одним из пяти, включенных в третью группу. Его мнение было проанализировано судом вместе с заключениями других экспертов, и согласных с ним, и несогласных.

180. Кроме того, защите была предоставлена возможность участвовать в процессе назначения и допроса экспертов. Так, защите удалось оспорить выводы г-на Коваля, и г-на Зубова, вызвав и допросив г-жу Галяшину и г-жу Россинскую. Показания экспертов, вызванных защитой, привели к назначению еще одной экспертизы аудиозаписей. В результате, защита добилась включения г-на Сердюкова во вторую группу экспертов.

181. Наконец, жалобы заявителя о якобы предвзятости г-на Коваля были должным образом рассмотрены Судом. В частности, Суд рассмотрел обстоятельства увольнения жены г-на Коваля и постановил, что заявитель не имел непосредственного отношения к этому увольнению. Решение, вынесенное национальным судом по этому вопросу, не было произвольным. Таким образом, Суд не выявил какой-либо несправедливости в связи с включением г-на Коваля во вторую и третью группы экспертов.

(iii) Отказ в назначении г-на Курдиани и надежность заключения «г-жи Ивановой»

182. В-третьих, заявитель жаловался на то, что г-н Курдиани не был допущен к участию в третьей экспертизе аудиокассет из-за его грузинского гражданства. В то же время, заключение анонимного свидетеля «А.П.Ивановой» было принято судом, несмотря на тот факт, что «г-жа Иванова» также была гражданкой другого государства. Заявитель далее жаловался, что суд не должен был приобщать к материалам дела заключение, подготовленное анонимным свидетелем, а именно «г-жой Ивановой».

183. Суд отмечает, что военный суд постановил распустить третью группу экспертов и прекратить дальнейшее рассмотрение вопроса об аудиозаписях. Таким образом, якобы несправедливое отношение к г-ну Курдиани в сравнении с другими экспертами в этой группе, не имело практического влияния на справедливость судебного разбирательства.

184. То же самое можно сказать и в отношении заключения, подготовленного «г-жой Ивановой» и переданного обвинением суду по завершении судебного процесса. Это заключение не упоминается в решении от 1 августа 2003 года. Таким образом, на основании вышесказанного, возможные неудобства для защиты не были реализованы. Суд не может судить о том, каково бы было решение военного суда, если бы он не видел заключения «г-жи Ивановой».

185. При таких обстоятельствах Суд не видит какой-либо несправедливости в отношении к этим двух свидетелям-экспертам.

(iv) Отказ в назначении г-жи Галяшиной

186. В-четвертых, заявитель жаловался на отказ суда назначить г-жу Галяшину в качестве «эксперта».

187. Суд отмечает, что, хотя г-жа Галяшина давала показания в суде в качестве «специалиста», она могла только высказать свое мнение по поводу выводов г-на Коваля и г-на Зубова. Она не была официально допущена непосредственно к участию в анализе этой аудиокассеты в качестве эксперта, хотя суд признал, что такая экспертиза необходима в связи с противоречивым характером первоначального экспертного заключения. Судья принял решение не включать ее во вторую группу экспертов на основании того, что закон не позволяет одному и тому же лицу участвовать в процессе дважды: сначала в качестве «эксперта», а затем в качестве «специалиста».

188. Суд не должен выяснять, было ли это решение законным с точки зрения национального закона – это не является его задачей в рамках статьи 6. Он отмечает, однако, определенную непоследовательность в отношении к различным экспертам: так, суд разрешил г-ну Ковалю и ряду других экспертов давать показания в качестве «экспертов» и в то же время принимать участие в последующих экспертизах, в то время как г-жа Галяшина могла дать показания только один раз, как «специалист».

189. Суд вновь заявляет в этой связи, что статья 6 не налагает на национальные суды обязанности назначать экспертизу или производить любые другие следственные действия только потому, что этого требует одна из сторон. Именно национальный суд в первую очередь решает, являются ли запрашиваемые действия актуальными и необходимыми для принятия решения по делу (см., с соответствующими поправками, Х. против Франции, решение от 24октября 1989 года, серия А, № 162-А, стр. 23 , §§ 60-61).

190. Однако если суд решит, что экспертиза необходима (как в данном случае), защитник должен иметь возможность формулировать вопросы к экспертам, заявлять им отводы и допрашивать их непосредственно в ходе судебного разбирательства. В некоторых случаях отказ разрешить альтернативную экспертизу вещественных доказательств может рассматриваться как нарушение статьи 6 § 1 (см. Стоименов (Stoimenov) против бывшей Югославской Республики Македонии, № 17995/02, §§ 38 и далее, 5 апреля 2007 года).

191. Тем не менее, осуществление этих прав защитой должно сопоставляться с интересами надлежащего отправления правосудия. Статья 6 § 1 в сочетании с параграфом 3(d) Конвенции не предусматривает абсолютного права на заслушивание мнения конкретного эксперта. Судья национального суда принимает решение, является ли эксперт, предложенный защитой, квалифицированным и будет ли его включение в группу экспертов способствовать решению вопросов по делу.

192. Возвращаясь к настоящему делу, Суд отмечает, что, хотя суд не позволил г-же Галяшиной принять участие во второй экспертизе аудиокассет, защита добилась включения в группу экспертов другого эксперта, г-на Сердюкова. Заявитель не утверждает, что г-жа Галяшина была незаменима как единственный эксперт в области фонетических исследований. Кроме того, мнение г-жи Галяшиной было проанализировано в решении от 1 августа 2003 года, наряду с мнениями других экспертов.

193. Таким образом, по мнению Суда, военный суд действительно попытался собрать различные мнения экспертов по данному вопросу и не был безразличен к аргументам защиты. Исходя из этого, Суд заключает, что, в общем, отношение к выводам экспертов не сделало судебное разбирательство несправедливым.

(c) Записи телефонных разговоров: законность прослушивания

194. Теперь Суд рассмотрит вопрос об отказе в раскрытии информации о документах, санкционировавших прослушивание телефонных разговоров.

(i) Общие принципы

195. В случаях, когда некоторые важные элементы информации намеренно скрываются от защиты, Суд должен оценить, насколько это препятствие для защиты соответствует надлежащим процессуальным гарантиям и оправдано законными интересами. Как правило, в таких случаях Суд применяет общие гарантии статьи 6§1; однако подобные вопросы также рассматривались в рамках статьи 6§§3(d) (в случаях, касающихся анонимных свидетелей), или (b) (в случаях, касающихся отказа раскрыть доказательства, благоприятные для защиты – см. Джесперс (Jespers) против Бельгии, № 8403/78, Доклад Комиссии от 14 декабря 1981 года, Решения и доклады 27, стр. 88, § 59, и С.Г.П (C.G.P.) против Нидерландов (решение), № 29835/96, 15 января 1997 года).

196. Обычно в таких случаях Суд должен проверить, были ли причины для сохранения в секрете личности свидетелей или документов «соответствующими и достаточными» (см., в частности, Доорсон (Doorson) против Нидерландов, решение от 26 марта 1996 года, Доклады 1996-II, стр. 470-71, § 71, а также Виссер (Visser) против Нидерландов, № 26668/95, § 47, 14 февраля 2002 года). В ситуациях, когда документальные доказательства скрываются в связи с соображениями «национальной безопасности», Суд применяет менее строгие нормы (см. П.Г. и Дж.Х. (P.G. and J.H.) против Соединенного Королевства, № 44787/98, § 69, ECHR 2001-IX). Вместе с тем, этот стандарт оценки не должен применяться автоматически; Суд оставляет за собой право самостоятельно оценивать, касалось ли дело национальной безопасности.

197. В ряде случаев Суд также рассматривал вопрос, было ли решение об отказе в раскрытии уравновешено адекватными процессуальными гарантиями. Так, в деле Джаспер (Jasper) против Соединенного Королевства ([GC], № 27052/95, §§ 53 и далее, 16февраля 2000 года) Суд удовлетворился тем, что судья принял решение о не раскрывать доказательства, даже несмотря на то, что защита не получила к ним доступа. Суд отметил, что судье было известно как содержание этих секретных доказательств, так и характер дела заявителя, и, таким образом, он смог сопоставить заинтересованность заявителя в раскрытии доказательств с общественным интересом в их сохранении в секрете (см., напротив, более раннее дело Тиннелли и Сыновья Ltd (Tinnelly & Sons Ltd) и другие и МакЕлдуфф (McElduff) и другие против Соединенного Королевства, решение от 10 июля 1998 года, Доклады 1998-IV, §§ 72 и далее).

198. Суд, однако, отмечает, что одного лишь привлечения судьи недостаточно. Так, в деле Джаспера (Jasper) Суд отметил, что национальный судья был «очень осторожен при выяснении, имел ли материал отношение, или мог ли иметь отношение к позиции защиты, которая была ему известна». Стенограммы слушания показали, что «судья применил принципы, которые недавно были разъяснены апелляционным судом, например, тот принцип, что, сопоставляя общественный интерес сохранять секретность и интересы обвиняемых в раскрытии, большое значение следует придавать интересам правосудия, и что судья должен продолжать оценивать необходимость раскрытия в течение всего судебного разбирательства». Суд также отметил, что в процессе рассмотрения апелляции, апелляционный суд также рассмотрел вопрос, следовало ли раскрывать доказательства. Суд был удовлетворен тем, что защита получала информацию, имела возможность делать заявления и принимать участие в принятии решений, насколько это было возможно без раскрытия тех материалов, которые обвинение стремилось сохранить в тайне в государственных интересах (см. Джаспер (Jasper), упомянутое выше, §§ 55-56).

199. Наконец, Суд обращает внимание на важность нераскрытых материалов и их использование в ходе судебного разбирательства. Так, Суд посчитал важным, когда не нашел нарушений в деле Джаспера (Jasper) (цит. выше), что материалы, которые были скрыты от защиты, не были частью позиции обвинения и не были предъявлены присяжным (см., наоборот, Эдвардс и Льюис (Edwards and Lewis) против Соединенного Королевства, [GC], №№ 39647/98 и 40461/98, § 46, ECHR 2004-X).

(ii) Применение в данном случае

200. Прежде всего, Суд отмечает, что материалы, скрытые от защиты, не содержат информации о событиях 7-8 августа 2000 года. Они скорее касаются того, как были получены «прямые» улики против заявителя (аудиозаписи). Тем не менее, это не делает их менее актуальными. В состязательном процессе должны рассматриваться не только доказательства, имеющие непосредственное отношение к фактам этого дела, а также другие доказательства, которые могут относиться к допустимости, достоверности и полноте последних (см., с соответствующими изменениями, Виндиш (Windisch) против Австрии, решение от 27 сентября 1990 года, серия А, № 186, §28; см. также Даусетт (Dowsett) против Соединенного Королевства, № 39482/98, §41, ECHR 2003-VII; см. также Верхоек (Verhoek) против Нидерландов (решение по приемлемости), № 54445/00, 27 января 2004 года).

201. Суд также отмечает, что военный суд отказался раскрыть материалы, имеющие отношение к санкционированию прослушивания телефонных разговоров, поскольку они были «связаны с оперативно-розыскной деятельностью» органов милиции. Ни национальные суды, ни Правительство не утверждали, что материалы, требуемые защитой, были неуместными или неважными для принятия решения по делу, а также нельзя априори исключить, что эти материалы могли бы быть полезными защите, которая, следовательно, имела законную заинтересованность в их раскрытии.

202. Суд считает, что ограничение, против которого подана жалоба, преследовало законную цель. Организация уголовного судопроизводства таким образом, чтобы защитить информацию о подробностях секретных операций органов милиции, является соображением, имеющим отношение для целей статьи 6. Суд готов признать, учитывая обстоятельства данного дела, что документы, запрошенные заявителем, могли содержать информацию, имеющую отношение к национальной безопасности. В таких условиях национальные судьи пользуются широкой свободой оценки при принятии решений по ходатайствам защиты о раскрытии.

203. Возникает вопрос, было ли решение об отказе в раскрытии уравновешено адекватными процессуальными гарантиями. Суд отмечает в этой связи, что материалы, связанные с санкционированием прослушивания телефонных разговоров, были рассмотрены без участия сторон председательствующим судьей в ходе слушания 12сентября 2002 года. Таким образом, решение о сокрытии некоторых документов было принято не односторонне обвинением (как в деле Тиннелли и сыновья Ltd (Tinnelly & Sons Ltd) и другие и МакЕлдуфф (McElduff) и другие, упомянутом выше), но одним из представителей судебной власти.

204. В то же время Суд отмечает, что во всех британских делах, где не было обнаружено нарушений статьи 6 Конвенции в связи с отказом раскрыть доказательства, он тщательно изучил состояние законодательства и практики Великобритании по этому вопросу (см. выводы по недавнему делу Ботме и Алами (Botmeh and Alami) против Соединенного Королевства, № 15187/03, §§ 20 и далее, 7 июня 2007 года, см. также дело Фитт (Fitt) против Соединенного Королевства [GC], № 29777/96, §§ 30-33, ECHR 2000-II). Так, соответствующий закон Соединенного Королевства выделяет семь категорий «секретных материалов», которые могут быть скрыты обвинением. Являются ли материалы «секретными», определяется на основе их содержания. Совсем недавно апелляционный суд Англии и Уэльса постановил, что суды должны рассматривать запросы обвинения о неразглашении материалов. После того как материалы были переданы судье, он должен найти баланс между реализацией общественных интересов, связанных с сохранением в секрете, и важностью, или возможной важностью, документов для интересов обвиняемого.

205. Таким образом, Суд рассмотрит, оценил ли судья соотношение общественных интересов и интересов обвиняемого, и дал ли защите возможность участвовать в процессе принятия решений в максимально возможной степени.

206. Суд отмечает, что важным моментом в заключениях национального суда было то, что рассматриваемые материалы были связаны с ОРД, и, как таковые, не могли быть раскрыты защите. Представляется, что суд не проанализировал, могут ли эти материалы быть каким-либо образом полезны для целей защиты, и сможет ли их раскрытие, хотя бы потенциально, причинить ущерб какому-либо определенному общественному интересу. Решение суда было основано на типе материалов (материалы, относящиеся к ОРД), а не на анализе их содержания.

207. Военный суд, вероятно, не имел иного выбора в данной ситуации, учитывая Закон об оперативно-розыскной деятельности, который абсолютно запрещает разглашение документов, относящихся к ОРД в таких ситуациях, и не предполагает каких-либо «попыток найти баланс» со стороны судьи. Тем не менее, фактом остается то, что роль суда в принятии решения по ходатайству защиты о раскрытии этой информации, была весьма ограниченной.

208. С учетом вышеизложенного Суд приходит к выводу, что процесс принятия решения заключал в себе серьезные недостатки. Что касается веских оснований для принятия решения, Суд отмечает, что оспариваемое решение было расплывчатым, в нем не уточнялось, какого рода секретную информацию может содержать санкция суда от 11 июля 2000 года, а также другие материалы, связанные с этой операцией. Суд отказался предоставить для состязательного рассмотрения абсолютно все материалы. Кроме того, Суд отмечает, что операция по прослушиванию не была связана с заявителем или другими обвиняемыми.

209. Иными словами, Суд делает вывод, что решение о об отказе раскрыть материалы, связанные с операцией по прослушиванию, не сопровождалось адекватными процессуальными гарантиями, и, кроме того, не являлось достаточно обоснованным. Суд примет этот аспект дела во внимание при анализе общей справедливости судебного разбирательства.

(d) Записи телефонных разговоров: утерянные части

210. Заявитель жаловался на то, что часть записей телефонных разговоров, тайно сделанных на квартире г-жи Маргвелашвили, была преднамеренно уничтожена милицией, а именно записи между 17:30 7августа 2000 года и 13:40 8 августа 2000 года, которые пропали из материалов дела.

211. Суд отмечает, что заявитель не представил никаких доказательств в подтверждение этого утверждения. Материалы дела также не дают каких-либо оснований полагать, что власти действовали недобросовестно. Таким образом, Суд предполагает, что эти записи не были уничтожены, а действительно были утрачены.

212. При таких условиях Правительство не может нести ответственность за неразглашение информации, которой оно не владеет. Суд не должен принимать решение, оказала ли потеря этих записей какое-либо влияние на обвинение. Суд делает вывод, что утрата аудиокассет не повлияла на общую справедливость судебного разбирательства.

(e) Показания свидетелей

213. Что касается показаний четырех свидетелей: г-на Григолашвили, г-жи Маргвелашвили, г-на Кервалишвили и г-жи Джимшиашвили, Суд отмечает, что заявитель высказал три отдельные жалобы: (1)их письменные показания, полученные в ходе расследования, были оглашены в суде, и на них опирался военный суд при принятии решения, (2)они не явились лично на судебное разбирательство, и (3)суд отказался допустить «альтернативные» письменные показания и заявления, полученные от этих свидетелей защитой. По мнению Суда, эти вопросы должны анализироваться в совокупности, поскольку все они относятся к справедливости принятия и рассмотрения доказательств в судебном разбирательстве.

(i) Общие принципы

214. Проблема неявки свидетелей, проживающих за границей, хорошо известна Суду. Так, в деле ^ Климентьев против России (№ 46503/99, §125, 16 ноября 2006 года) Суд не усмотрел нарушения статьи 6§3(d) в этой связи. Суд отметил, что «судом были предприняты разумные меры, направленные на вызов свидетелей, [живущих за границей], и нельзя сказать, что их неявка произошла из-за отсутствия усилий со стороны властей в этом направлении» (см. также Садак (Sadak) и другие, цит.выше, §67). Однако в деле Климентьева заявитель имел возможность провести перекрестный допрос свидетелей в суде в первом круге судебного разбирательства. В общем случае, минимальные требования статьи 6§§1 и 3(d) будут выполнены, если защита смогла лично допросить свидетеля в какой-либо момент до начала судебного разбирательства (см. Саиди (Saïdi), цит.выше, §43).

215. Бывают ситуации, когда «ключевой» свидетель недоступен для допроса защитой ни в один момент в ходе разбирательства. Возникает вопрос, возможно ли осуждение заявителя на основе письменных показаний свидетелей, полученных обвинением.

216. Как правило, Конвенция не запрещает категорически основываться на доказательствах, которые не были рассмотрены в состязательном процессе (см., среди прочего, Исгро (Isgrò) против Италии, решение от 19 февраля 1991 года, серия А, № 194-А, § 34, Луди (Lüdi), цит.выше, §47, а также Аш (Asch) против Австрии, цит.выше, §§28 и далее). Тем не менее, такие доказательства должны рассматриваться «с особой осторожностью» (см. С.Н. (S.N.) против Швеции, № 34209/96, § 53, ECHR 2002-V). В ряде случаев (см., например, Унтерпертингер (Unterpertinger), цит.выше, §§31-33, Саиди (Saïdi), цит.выше, стр. 56-57, §§43-44, и Ван Мехелен (Van Mechelen) и другие против Нидерландов, решение от 23 апреля 1997 года, Доклады 1997-III, стр. 712, § 55) Суд постановил, что, когда обвинительный приговор основан в решающей степени на таких показаниях, права защиты ограничены в степени, несовместимой с гарантиями, предусмотренными статьей 6.

217. Таким образом, национальные суды могут принимать во внимание свидетельские показания, данные следственным органам, при соблюдении определенных условий. Во-первых, Суд рассмотрит, были ли приложены разумные усилия со стороны властей для обеспечения личной явки свидетелей. При этом Суд должен убедиться в том, что заявитель не отказался в какой-либо форме от права на перекрестный допрос свидетелей (см. Озеров против России (решение), № 64962/01, 3 ноября 2005 года, см. также Х. против Бельгии, решение Комиссии от 30 июня 1993 года, № 18613/91). Если Суд убедится в том, что свидетель был недоступен для состязательного допроса по уважительной причине, он будет рассматривать другие соответствующие факторы. Так, Суд выяснит, были ли показания свидетеля, оглашенные в суде, подтверждены другими доказательствами (даже слухами или косвенными доказательствами - см. Аш (Asch), цит.выше). Суд также рассмотрит другие факторы, например, процедуру, используемую национальными судами при принятии и изучении этих показаний (см. Хаас (Haas) (решение по приемлемости), цит.выше; Дж.Г. (J.G.) против Австрии, №15853/89, решение Комиссии от 19 февраля 1992; и К. Дж. (K.J.) против Дании, № 18425/91, решение Комиссии от 31 марта 1993 года).

(ii) Применение в данном случае

218. Суд отмечает, что в своем решении от 1 августа 2003 года военный суд опирался на показания г-на Григолашвили, г-жи Маргвелашвили и г-на Кервалишвили. Учитывая факты данного дела, Суд считает, что вышеуказанные три лица были важными свидетелями. Что касается показаний г-жи Джимшиашвили, она является лишь свидетелем, показывающим с чужих слов, и ее показания, хотя и упомянутые в судебном решении, не были решающими для осуждения заявителя. Таким образом, Суд сосредоточится на показаниях Григолашвили, г-жи Маргвелашвили и г-на Кервалишвили.

219. Суд отмечает, что г-н Григолашвили и г-н Кервалишвили никогда не представали перед российскими судами. Заявитель не имел возможности допросить их в ходе досудебного следствия. Что касается г-жи Маргвелашвили, она предстала перед апелляционным судом (Верховным судом) в качестве одного из истцов. Однако согласно российскому законодательству, апелляционный суд не может рассматривать новые доказательства, которые не были рассмотрены судом первой инстанции. Поэтому, независимо от того, что г-жа Маргвелашвили говорила по поводу событий 7 и 8 августа 2000 года, апелляционный суд руководствовался ее первоначальными письменными показаниями, рассмотренными в суде (см. пункт 113 выше). При таких обстоятельствах Суд не считает, что явка г-жи Маргвелашвили в апелляционный суд могла исправить ее отсутствие в суде первой инстанции.

220. Заявитель жаловался на то, что эти три свидетеля ни разу не предстали перед военным судом. По заявлению Правительства, эти свидетели были недоступны для допроса в суде, поскольку они живут за границей. Суд отмечает, что, по сути, все они покинули Россию в 2000 году или в начале 2001 года. В ходе судебного разбирательства, военный суд направил письмо с просьбой к грузинским властям обеспечить их присутствие на судебном процессе, но безуспешно. В этих условиях российский суд нельзя винить за нежелание грузинских властей сотрудничать. Таким образом, Суд делает вывод, что военный суд приложил разумные усилия для обеспечения участия этих свидетелей в судебном процессе.

221. Кроме того, неясно, был ли возможен перекрестный допрос на более ранней стадии судебного разбирательства. Нет никаких оснований предполагать, что в 2001 году свидетели были бы более расположены приехать в Россию, чем в 2003 году или что грузинские власти оказали бы более эффективную помощь своим российским коллегам. Суд делает вывод, что невозможность для заявителя лично допросить этих свидетелей могла быть связана с определенными объективными обстоятельствами, которые находились вне контроля российских властей.

222. Тем не менее, этот одного этого не достаточно, чтобы сделать вывод о том, что доказательства были приняты и рассмотрены на справедливой основе. Суд теперь обратится к другой жалобе заявителя, а именно к тому факту, что военный суд отказался рассматривать письменные показания, полученные от этих свидетелей защитой.

223. Суд отмечает, что в данном случае адвокаты смогли встретиться с г-жой Маргвелашвили, г-ном Григолашвили и г-ном Кервалишвили в Грузии после начала судебного разбирательства и допросить их. Более того, эти свидетели адресовали суду письменные заявления, в которых они отказались от своих показаний, данных ранее органам прокуратуры. Все они заявили, что они ложно обвинили заявителя, а также, что их предыдущие показания были даны под давлением. Защита обратилась к судье с просьбой принять письменные заявления и свидетельские показания, собранные защитой или предоставленные этими свидетелями по собственной инициативе. Однако в своем приговоре суд признал эти показания недопустимыми и принял только письменные показания, данные указанными четырьмя свидетелями прокуратуре (см. пункты 98-99 выше).

224. Суд подчеркивает, что доказательства, представленные защитой, не были признаны в национальных судах несоответствующими или ненадежными; эти документы были признаны недопустимыми по формальным основаниям. Национальные суды сочли, что закон запрещает адвокатам допрашивать свидетелей после того, как они были допрошены обвинением, и вне «надлежащей» процедуры сбора доказательств, предусмотренной законом.

225. В принципе, национальные суды имеют больше возможностей для решения, является ли доказательство допустимым с точки зрения национального права (см., среди прочего, Шенк (Schenk), § 46, и Хан (Khan), оба цит.выше). Действительно, статья 6 не требует, чтобы при получении доказательств защита имела те же права, что и обвинение. Однако, независимо от системы уголовного судопроизводства, если обвиняемый выбирает активную линию защиты, он должен иметь право собирать и предъявлять доказательства «на тех же условиях», что и обвинение (см., с соответствующими изменениями, Домбо Бехеер Б.В. (Dombo Beheer B.V.) против Нидерландов, решение от 27октября 1993 года, серия А, № 274, § 33, см. также Перич (Perić) против Хорватии, № 34499/06, § 19, 27 марта 2008 года).

226. В данном случае Суд отмечает, что защита была поставлена в невыгодное положение по сравнению с обвинением: в то время как обвинение могло допрашивать свидетелей лично, защита была лишена такой возможности. Кроме того, защите не было позволено предъявить письменное заявление свидетеля, имеющее отношение к предмету разбирательства и к его предыдущим показаниям. По мнению Суда, даже если правила, на которые сослался военный суд, существуют в российском законодательстве, это решение не преследовало никаких видимых законных интересов.

227. Доказательства, предложенные защитой, были актуальными и важными. Кроме того, три упомянутых свидетеля были ключевыми свидетелями со стороны обвинения. По получении новых показаний от них, защита старалась не только получить доказательства невиновности заявителя, но и оспорить доказательства против него. Суд делает вывод, что, с учетом конкретных обстоятельств дела, а именно того, что заявитель не смог заслушать ряд ключевых свидетелей в суде, или, по крайней мере, на досудебном этапе, отказ принять письменные заявления и свидетельские показания, собранные защитой, был не оправдан. Говоря это, Суд хотел бы подчеркнуть, что он не занимает никакой позиции относительно возможной оценки этих заявлений и свидетельских показаний – это прерогатива национальных судов.

(f) Оценка «общей справедливости» разбирательства

228. С учетом вышеизложенных соображений Суд приходит к выводу, что положение защиты было значительно хуже положения обвинения при рассмотрении очень важной части материалов дела. Учитывая важность личного присутствия при уголовном разбирательстве (см., среди прочего, Боргерс (Borgers) против Бельгии, решение от 30 октября 1991 года, серия А, № 214-B, § 24), Суд приходит к выводу, что рассмотрение дела, в целом, не удовлетворяет требованиям «справедливого разбирательства».

229. Следовательно, в данном случае имело место нарушение статьи 6 § 1.

^ II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

230. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Суд решает, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

230. Суд отмечает, что в соответствии с Правилом 60 Регламента Суда, любые требования по справедливой компенсации должны быть подробно изложены и поданы в письменном виде вместе с соответствующими подтверждающими документами, «при отсутствии которых Палата может отклонить иск полностью или частично».

231. Суд отмечает, что 16 июля 2007 года заявителю было предложено представить свои требования в отношении справедливой компенсации до 11 сентября 2007 года. Заявитель не представил каких-либо требований в соответствии со статьей 41. Таким образом, Суд не выносит решения на основании статьи 41 Конвенции.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО

Постановляет, что имело место нарушение статьи 6 § 1 Конвенции.

Составлено на английском языке и зарегистрировано в письменном виде 12 декабря 2008 года, в соответствии с Правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

Христос Розакис,  председатель
Сорен Нильсен, секретарь

1. Согласно некоторым документам дела это произошло в июне 2001 г.

glava-3-lichnoe-imya-czi-otrazhenie-tradicionnih-predstavlenij-o-sudbe-v-si.html
glava-3-lyubovnoe-gnezdishko-sekret.html
glava-3-memnoch-the-devil-1981-g-perevod-s-angl-i-shefanovskoj-i-ivanchenko-stenu-rajsu-kristoferu-rajsu.html
glava-3-mif-o-kavalerii-pihalov-i-p-95-velikaya-obolgannaya-vojna.html
glava-3-morya-priklyucheniya-volnih-korsarov-vsegda-volnovali-voobrazhenie-sabatini-prisutstvuya-vo-mnogih-ego-proizvedeniyah.html
glava-3-najdi-uchitelya-styuart-enri-gould.html
  • write.bystrickaya.ru/eta-kniga-yavlyaetsya-bazovim-uchebnikom-po-kursu-finansov-kotorij-izuchaetsya-na-pervom-kurse-instituta-pri-podgotovke-specialistov-po-programme-mba-vknige-rassmat.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/programma-razvitiya-sistemi-obrazovaniya-moskovskogo-rajona-sankt-peterburga-stranica-3.html
  • crib.bystrickaya.ru/i-sluzhebnik-varlaama-hutinskogo-konec-xiinachalo-xiiiv-gim-sin-6043431-ezhegodnaya-bogoslovskaya-konferenciya-2000-g-bogoslovie.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/laboratornaya-rabota-4-razrabotka-v-delphi-programmi-dlya-raboti-s-subd-interbase.html
  • school.bystrickaya.ru/bankovskie-operacii-s-ispolzovaniem-vekselej-chast-14.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tip-evm-pentium-iv-tip-i-versiya-os-programma-rascheta-temperaturnih-polej-i-okisleniya-metalla-v-radioelektronnih.html
  • lecture.bystrickaya.ru/42-rasshirenie-mobilnosti-v-visshem-obrazovanii-rossijskaya-federaciya-prisoedinilas-k-bolonskim-reformam-v-sentyabre.html
  • writing.bystrickaya.ru/g-asklepejon-metodicheskie-rekomendacii-dlya-studentov-3-kursa-zaochnogo-otdeleniya-po-specialnosti-farmaciya-moskva-2010-g.html
  • predmet.bystrickaya.ru/richard-mills-pravo-sobstvennosti-v-ssha-federalnij-podhod-sovremennie-tendencii-razvitiya-prava-sobstvennosti.html
  • thescience.bystrickaya.ru/klassnij-chas-na-temu-privichki-horoshie-i-plohie.html
  • writing.bystrickaya.ru/kurdyumov-umnij-ogorod-v-detalyah-stranica-12.html
  • college.bystrickaya.ru/34-analiz-urovnya-motivacii-personala-kompanii-ooo-kbk-posle-vnedreniya-programmi.html
  • nauka.bystrickaya.ru/vladimir-levi-stranica-5.html
  • znanie.bystrickaya.ru/aili7ra-i-sush-razvod-rastorzhenie-braka.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zakon-o-tamozhennom-tarife-stranica-22.html
  • institute.bystrickaya.ru/gazetaru-27032012-mmvb-rts-razrabotala-indeks-dohodnosti-pensionnih-nakoplenij.html
  • tests.bystrickaya.ru/lekciya-osnovnie-uravneniya-teorii-obolochek.html
  • bukva.bystrickaya.ru/osobennosti-strukturi-medicinskih-uchrezhdenij-sankt-peterburga-na-sovremennom-etape-razvitiya-goroda.html
  • education.bystrickaya.ru/114-planirovanie-remonta-tehnicheskij-komitet-po-standartizacii.html
  • shkola.bystrickaya.ru/osnovnie-trebovaniya-primernij-obem-i-kriterii-ocenki-pismennoj-raboti-visshaya-shkola-ekonomiki.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prilozhenie-1-konkursnaya-dokumentaciya.html
  • student.bystrickaya.ru/2-nauchnaya-indukciya-metod-razlichiya-1-logika-nauka-o-mishlenii.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-formirovanie-navika.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/rossijskoj-federacii-fgbou-vpo-saratovskij-gosudarstvennij-universitet-imeni-n-g-chernishevskogo-ekonomicheskij-fakultet-utverzhdayu.html
  • report.bystrickaya.ru/itogi-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-naurzumskogo-rajona-stranica-2.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prilozhenie-17-itogi-razvitiya-sistemi-obrazovaniya-klyuchevskogo-rajona-za-2010-god.html
  • tests.bystrickaya.ru/literatura-i-zhivopis-l-nauka-1982-s31-65.html
  • desk.bystrickaya.ru/plan-molodezhnih-i-profilakticheskih-meropriyatij-otdela-molodezhnih-i-profilakticheskih-programm-departamenta-po-sportu-i-molodezhnoj-politike-tyumenskoj-oblasti-na-2010-god-pp.html
  • abstract.bystrickaya.ru/-student-radi-zacheta-idet-na-vse-dazhe-na-zachet--lat-gaudeamus-budem-radovatsya-nazvanie-srednevekovoj.html
  • school.bystrickaya.ru/analiz-mehanizacii-skladskih-rabot-na-predpriyatii.html
  • student.bystrickaya.ru/14organizaciya-pitaniya-ezhegodnij-publichnij-doklad.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/literaturno-muzikalnaya-gostinaya.html
  • tasks.bystrickaya.ru/1-aleksandr-velikij-goryachie-illyustracii-dlya-molodyozhnih-sluzhenij.html
  • znanie.bystrickaya.ru/avtor-sostavitel-n-a-ionina-stranica-3.html
  • report.bystrickaya.ru/h-obyazatelstva-profkoma-na-period-s-1-dekabrya-2008-goda-po-1-dekabrya-2011-goda.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.