.RU

§ 46 StGB) или учитывать личность виновного лица (как в прежнем УК) не говорит о том, что этого делать не следует


§ 46 StGB) или учитывать личность виновного лица (как в прежнем УК) не говорит о том, что этого делать не следует.

Надо выяснять эти и многие другие обстоятельства, но такое требование настолько понятно и очевидно, что может быть следствием простого здравого смысла, и без того, чтобы быть предписанием закона. StGB вообще на располагает нормами, в которых содержались бы перечни смягчающих и отягчающих обстоятельств, но зато предписывает суду, в каких пределах допустима его реакция на такие обстоятельства, если он признает какие-либо из них существующими в конкретной ситуации.

Другое дело, что нельзя не заметить принципиальной особенности, отличающей KarS от УК РФ. Эстонский кодекс построен на основе формального определения виновного деяния, а российский – с учетом материально-формального определения преступления.vi Поэтому российскому суду при назначении наказания предписано учитывать общественную опасность, а эстонскому - нет. Эстонский законодатель, установив виды преступлений и наказание за них, сам решил, что считать преступлением и проступком, суд же должен исходить из воли законодателя. Что касается индивидуальных обстоятельств, отличающих одно преступление от другого, квалифицируемых по одной и той же статье кодекса, то ориентиром для их обнаружения и фиксирования становятся обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание, которыми должен руководствоваться эстонский суд.

При объяснении оснований назначения наказания нет нужды возвращаться к характеристике целей наказания, которая была изложена в одной из моих предыдущих книг.vii

Что касается лимитирования возможностей назначения тюремного заключения, то на этот счет в законе содержится положение, согласно которому приоритет отдается денежному взысканию, а не тюремному заключению. Последнее может быть назначено только в случае, если цели наказании не могут быть достигнуты назначением более мягкого наказания. Как подчеркивается в ч. 2 § 56, если статьей Особенной части KarS допускается назначение помимо тюремного заключения также иных, более мягких наказаний, то суд должен мотивировать в приговоре назначение тюремного заключения.

Изложенный способ назначения наказания, с учетом всех его составляющих, имеет своей главной посылкой требование к суду исходить при вынесении обвинительного приговора из тех конкретных указаний, которые имеются в кодексе по поводу видов и размеров наказания.

Но такой способ не является единственно возможным. В США во многих штатах судами выносятся так называемые «неопределенные приговоры». В УК штата Нью Йорк, например, прямо указано, что «приговор к тюремному заключению за фелонию (серьезное преступление) должен быть неопределенным» (§ 70.00). Такой приговор постановляется без указания конкретной меры тюремного заключения с установлением предельных сроков, интервал между которыми может быть очень большим (скажем, 7 - 25 лет). Осужденный отбывает наказание, как правило, до своего условно-досрочного освобождения. Этот вопрос решается Советом по условно-досрочному освобождению, который образуется губернатором штата. Освобождению подлежат те, кто получил положительную характеристику от администрации тюрьмы. Главное преимущество такого подхода усматривается в том, что его размер зависит и от тяжести содеянного, пределов санкции уголовного закона, и от фактического поведения лица в местах лишения свободы, что, помимо всего прочего, является дополнительным стимулом к ресоциализации преступника.

Многолетний опыт использования «неопределенных приговоров» выявил многочисленные дефекты такого варианта назначения наказания. Известный норвежский криминалист Нильс Кристи по этому поводу писал: «Реабилитационная модель, несмотря на то, что она ориентирована на понимание заключенного и заботу о нем, оказалась более жестокой и карательной, чем откровенно карательная модель. Под прикрытием доброжелательства расцвело лицемерие, и каждый новый акт манипулирования заключенными неизбежно изображается как благое дело. Приговаривать людей, виновных в одинаковых преступлениях к различным мерам воздействия во имя их реабилитации, наказывать не за деяние, а в связи с условиями его совершения – значит нарушать фундаментальные принципы равенства и справедливости».viii

Специалисты, изучавшие практику «неопределенных приговоров», обращают внимание на то, что она вылилась в резкое возрастание сроков тюремного заключения и переполненность тюрем. К тому же судейское усмотрение оказалось слишком субъективным, а зависимость заключенных от капризов администрации тюрем и ее эгоистичных оценок слишком навязчивым предположением, трудно поддающимся проверке, чтобы не порождать в сознании заключенных утрату веры в справедливость государства и беспринципный конформизм по отношению к тем, от кого зависит их судьба.

Можно понять, почему составители проекта KarS, изучив предварительно законы целого ряда государств, не испытали желания заимствовать систему неопределенных приговоров, а посчитали целесообразным при регулировании применения наказания остаться на платформе традиционного европейского континентального права.


    1. ^ Проблемы применения наказания в виде принудительного прекращения юридического лица


Вопрос, вынесенный в заглавие данного параграфа, нуждается в отдельном и самостоятельном рассмотрении. Принудительное прекращение юридического лица – относительно новый для эстонского права вид наказания, применение которого судами началось с сентября 2002 года. Но каких - либо норм, которыми бы регулировался порядок применения этого вида основного наказания, подобных тем, что адресованы другим видам основных наказаний, KarS не содержит.

Такое положение можно объяснить двумя причинами.

Санкция статьи Особенной части, предусматривающая данный вид наказания, относится к категории абсолютно-определенных. Она категорична и не оставляет суду никаких возможностей для маневрирования с размером наказания. Указание закона однозначно: прекратить существования юридического лица без использования каких-либо других ресурсов воздействия. Ни тебе возможности условного освобождения с назначением испытательного срока, ни варианта замены на другой вид наказания. Ничего. Даже пожизненное тюремное заключение как вид наказания, также закрепленный в абсолютно- определенной санкции, по степени категоричности указания суду со стороны закона уступает принудительному прекращению юридического лица. Все-таки, лицо, наказанное пожизненным тюремным заключением, может быть условно-досрочно освобождено от отбытия наказания по истечении тридцати лет срока. И на этот счет кодекс имеет нормы о применении наказания.

Законодательное введение наказания в виде принудительного прекращения юридического лица произошло не на пустом месте. Такой вид воздействия на грубого нарушителя правопорядка в области товарооборота уже ранее был предусмотрен гражданским правом и продолжает существовать сейчас. ЗОЧГК на этот счет располагает довольно детальными указаниями, относящимися как к общему порядку прекращения путем ликвидации юридического лица, так и к принудительному прекращению. Особенность последнего состоит в том, что имущество юридического лица, оставшееся после удовлетворения претензий кредиторов, переходит в собственность государства, что лишает, в частности, пайщиков и акционеров права вернуть себе соответствующие паям и акциям доли, а тем более –дивиденды.ix

Гражданско-правовая первооснова принудительного прекращения юридического лица освободила, по всей видимости, законодателя от необходимости регламентирования порядка, с соблюдением которого должен применяться этот вид наказания. Применяя наказание, по мысли законодателя, следует делать то, что по этому поводу говорит гражданско-правовой закон.

Два года спустя после начала действия нового кодекса, высший судебный орган государства счёл необходимым вернуться к обоснованию правомерности неизвестного ранее Эстонии вида наказания. Государственный суд, давая разъяснения по конкретному делу, был озабочен не вопросами применения этого наказания, а доказывания, в принципе, правомерности его существования. С точки зрения Госсуда юридическое лицо ответственно за преступление физического лица, совершенное в интересах юридического лица, согласно принципу производной ответственности. К тому же из контекста рассуждений суда видно, что, по его представлению, граница между публичным и частным правом может быть преодолена без каких-либо усилий, достаточно этого захотеть. Настолько эфемерно и конвенционально такое разграничение.

Чтобы попытаться выяснить существо названных выше проблем, приведу, прежде всего, текст этого разъяснения.

«Уголовная ответственность юридического лица в случае определённых составов виновных деяний не замещает, a дополняет ответственность физического лица,- считает судебная коллегия по уголовным делам Государственного суда ЭР. - Такой вывод следует прямо из KarS § 14 ч.2, согласно которому привлечение юридического лица к ответственности не исключает привлечение к ответственности физического лица, совершившего виновное деяние. Также специальная часть KarS не содержит описания ни одного преступления, субъектом которого являлось бы только юридическое лицо. B пояснительной записке к проекту KarS также отмечается относительно KarS § 14 ч.2 (в первоначальной редакции проекта закона KarS 413 ч.2): "Предусматривая таким образом возможность одновременного наказания как юридического лица, так и физического лица, совершившего виновное деяние, цель этой части - избежать ситуаций, при которых под наказуемость юридического лица пытались бы маскировать виновные деяния, совершённые физическим лицом."В случае если за одно и то же деяние одновременно привлекаются к ответственности как юридическое лицо, так представитель юридического лица - физическое лицо, фактически совершившее деяние, то принцип запрета двойного наказания (пе bis in idem) не нарушается, поскольку наказание юридического лица не может рассматриваться как наказание представителя юридического лица.

Так как KarS устанавливает ответственность юридического лица на основе принципа производной (деривативной) ответственности, то действия одного субъекта (физического лица) являются предпосылкой ответственности другого субъекта (юридического лица). Вследствие этого нужно говорить o двух лицах, несущих отдельно ответственность за одно и то же деяние.

Юридическое лицо как правовая абстракция может действовать только через физическое лицо. Вследствие этого уголовная ответственность юридического лица предполагает установление состава виновного деяния, противоправности и вины в поведении членов органа или руководящего работника (физических лиц) юридического лица, совершивших конкретное деяние (КагS § 14 ч.1). B случае отсутствия какого-либо из элементов деликтной структуры в поведении физического лица, совершившего деяние, наказание юридического лица исключено. Вдобавок уголовная ответственность юридического лица предполагает, чтобы соответствующее составу, противоправное и виновное деяние органа или руководящего работника юридического лица было бы совершено в интересах юридического лица (КагS § 14 ч.1).

B то же время из КагS § 14 ч.2 следует, что если установлено персонально физическое лицо, которое совершило в интересах юридического лица соответствующее составу преступления, противоправное или виновное деяние, то наказание юридического лица не освобождает от наказания и конкретное физическое лицо. Это по причине того, что юридическое лицо и физическое лицо являются разными субъектами права. Верно, что при наказании юридического лица могут иметь место и определённые негативные последствия И для участника, акционера, членов, работников или даже кредиторов этого юридического лица. Но такие негативные влияния не могут рассматриваться как наказание, a как ущерб, вытекающий из экономического риска.

Исходя из общего основного права равенства, установленного в 1-м предложении PS § 12 ч.1, отсутствует возможность сделать исключение из установленного КагS § 14 ч.2 принципа кумулятивности уголовной ответственности юридического и физического лица и в случаях, когда лицо, совершившее присваиваемое юридическому лицу виновное деяние, является одновременно единственным участником (акционером) и единственным членом органа этого юридического лица. B противном случае возможность наказания физического лица, совершившего виновное деяние в интересах юридического лица, зависела 6ы от обстоятельства, имеются ли y юридического лица ещё и другие участники (акционеры), или нет. Но такой критерий разграничения был бы явно произвольным. Одновременно руководителям товариществ, являющихся единственными участниками (единственными акционерами) было бы создано необоснованное льготное положение при совершении ви­новных деяний в интересах коммерческого товарищества». x

Сомнения в обоснованности введения принудительного прекращения юридического лица в систему наказаний, во всяком случае, в том виде, в каком то положение закреплено в действующей редакции KarS, объяснения Госсуда полностью не развеяли. Взяв на вооружение формально-догматический способ толкования закона, коллегия по уголовным делам не учла в должной степени опасность издержек такого способа. А они заключаются в том, что могут исказить сущность предмета анализа в угоду поставленной цели и вследствие чрезмерного увлечения внешней стороной явления.

На самом деле добиться всестороннего оправдания введения рассматриваемого наказания для юридического лица совсем не просто. Не случайно наказательное право многих государств мира не признает уголовную ответственность юридического лица.

Природа юридического лица как фикции, объясненная немецким цивилистом фон Савиньи еще в позапрошлом столетии, предполагает деятельную роль физических лиц, находящихся за внешним фасадом этого искусственного образования, учрежденного на основании закона. Как самостоятельный субъект права юридическое лицо обладает своей правоспособностью, но, что касается дееспособности, то она выражается в деятельности органов юридического лица, являющихся его представителями. Имеется в виду правление, а в ряде случаев (например, для акционерного общества) и совет.

Если иное не оговорено законом или уставом, каждый член правления выступает в роли законного представителя юридического лица. Быть представителем юридического лица может и иное физическое лицо, в том числе и руководящий работник, не являющийся членом правления. Но это будет представительство на ином основании, чем у членов правления. Например, на основании договора поручения, дающего полномочия для совершения сделки ( могут быть оформлены в виде доверенности).

Юридическое лицо само по себе ничего совершать не может, в том числе и преступления. Последнее становится делом рук его представителей – физических лиц. Тем не менее, наказание в виде принудительного прекращения (а также денежного взыскания и некоторых дополнительных наказаний) юридическому лицу может быть назначено. Кроме того, за содеянное в интересах юридического лица наказание в соответствии со своей индивидуальной виной несет и физическое лицо, совершившее конкретное преступление. Возникает вопрос, не получается ли так, что за одно и то же деяние физическое лицо подвергается наказанию дважды: в соответствии со своей индивидуальной виной и как представитель юридического лица?

Госсуд на этот вопрос дает отрицательный ответ, прибегая в качестве аргумента к теоретическому принципу производной (деривативной) ответственности. С таким аргументом следует согласиться, хотя и с некоторыми оговорками.

Приведенные соображения, в частности, не позволяют понять, почему потребовалось наказательному праву адекватно воспринять принудительное прекращение юридического лица от гражданского права, чьим институтом оно изначально и давно является. Ведь наказательным правом широко используется метод бланкетного и ссылочного правового регулирования, который естественным образом соответствует природе этой отрасли как выполняющей универсальную правоохранительную функцию. Может быть, было бы вполне достаточно, не вводя в наказательное право принудительного прекращения юридического лица в качестве вида основного наказания, включить в KarS отсылочную норму с указанием на возможность применения такого вида меры, предусмотренной ЗОЧГК? Тогда бы проблема деривативной ответственности была бы снята и проблема решалась бы в аспекте разграничения наказательно -правового и гражданско-правового видов ответственности.

Наказание юридического лица является фикцией не в меньшей мере, чем само юридическое лицо. Все реальные правовые последствия принудительного прекращения юридического лица становятся уделом физических лиц. Наказание как упрек суда и кара воспринимается только физическими лицами. Юридическое лицо на такое не способно.

С другой стороны, наказание, не воспринимаемое тем, кому оно назначено, как осуждение, как правовая реакция на виновное нарушение закона, имеет весьма ограниченный смысл. Но он все-таки есть. Это генеральная превенция. Те физические лица, которые собираются использовать юридическое лицо для прикрытия своих темных дел, должны принимать в расчет, что наказание за совершаемые преступления распространится и на юридическое лицо, существование которого по приговору суда может быть прекращено. Тем самым ликвидируется одно из условий, способствовавших совершению преступлений физическими лицами, их маска, за которой пытались прятать свои лица. Принудительное прекращение юридического лица имеет не только символическое значение, но и выливается в реальный имущественный и неимущественный ущерб для участников преступной акции, добавляя к карательным элементам наказания за индивидуальную вину каждого физического лица свои тяжелые последствия для всех физических лиц как участников юридического лица. И это еще вопрос, что будет восприниматься осужденным как более суровая кара.

Если предложение о создании отсылочной нормы не принимать в расчет, то следовало бы все положения о применении принудительного прекращения юридического лица как вида наказания отобразить в KarS, подчеркивая тем самым своеобразие решения этого вопроса наказательным правом в отличие от права гражданского.

Не менее проблематичен вопрос о том имущественном ущербе, который претерпевают акционеры и пайщики принудительно прекращаемого юридического лица, не имеющие никакого отношения к виновному деянию, совершенному членами правления или иными руководящими работниками в интересах юридического лица. Госсуд исходит из того, что лишение этих жертв принудительного ликвидационного процесса их имущества в виде акций и паев в силу передачи этого имущества в доход государству оправдывается соображениями экономического риска. Якобы, становясь членами юридического лица, эти физические лица должны были отдавать себе отчет в том, что предпринимательство дело рискованное и что альтернативой получению дивидендов может стать утрата своих вложений.

Но «экономический риск» не является категорией наказательного права, которое базируется на публично-правовых, а не частноправовых отношениях. Имеется существенная разница между утратой своего имущества по причине неудачной коммерческой сделки и лишением права собственности на это имущество из-за того, что это имущество забирает себе государство в качестве наказания за преступление, совершенное представителями юридического лица. В гражданском праве даже при ничтожности сделки или ее аннулировании производится двусторонняя реституция, т.е. каждая из сторон сделки восстанавливает свое status guo. В том числе и тогда, когда основанием ничтожности является нарушение закона или добрых обычаев.

Все-таки стоит считаться с приоритетом основных прав человека как общим принципом современного права по сравнению с соображениями правовой карательной целесообразности. Право быть собственником – одно из фундаментальных человеческих прав, закрепленное в § 32 Конституции Эстонии и основанное на естественном порядке вещей. И в этом качестве такое право должно выходить победителем из столкновения с позитивистскими конструкциями, созданнными законодателем.

Если исходить из компромиссной правомерности существования принудительного прекращения юридического лица как вида основного наказания за преступление, то имеет смысл в правилах о применении этого наказания учесть четыре возможности:



^ Лекция 2. Система факторов, влияющих на смягчение или усиление наказания


Понятие системы факторов, влияющих на смягчение или усиление наказания. Выделение основных факторов и отступлений от них. Влияние на вид и размер наказания признаков, характеризующих преступление как виновное деяние. Перечень обстоятельств, характеризующих преступление как виновное деяние, и в то же время содержащих специальные указания о возможности смягчения наказания. Смягчающие и отягчающие обстоятельства, непосредственно влияющие на назначение наказания. Возможность выделения нейтральных обстоятельств. Установление медианы относительно-определенной санкции. Индивидуализирующая и персонифицирующая роль смягчающих и отягчающих обстоятельств. Обстоятельства, относящиеся к общим правилам назначения наказания, и списочные обстоятельства. Выделение обстоятельств пограничной смысловой значимости для смягчающих и отягчающих обстоятельств. Противоречие между справедливостью и рациональностью. StGB о методе взвешивания «за» и «против», возможностях и пределах смягчения наказания. Возможности и пределы смягчения наказания по KarS. Отягощение наказания в случае применения дополнительного наказания. Применение наказания как способ установления эффективности вида наказания. Смягчение наказания по нормамУПК.


Достаточно окинуть беглым взором массив всего наказательного права, чтобы заметить присутствие в различных его разделах того, что можно было бы посчитать факторами, ослабляющими или усиливающими наказание. Некие положения при этом берутся за основу, за начальный стандарт, по отношению к которому другие положения указывают на необходимость отступления от этого основного начала в ту или другую сторону.

В числе тех норм KarS, которыми регулируется вопрос о смягчении или усилении наказания, можно выделить в самостоятельные группы нормы:

    • учитывающие характеристики степени тяжести деяния, содержащиеся в диспозиции и отраженные в санкции соответствующей статьи Особенной части KarS;

    • содержащие в статьях Общей части KarS прямое указание на возможность смягчения наказания при наличии в деянии обстоятельств, названных в соответствующих статьях;

    • содержащие перечни обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, но не влияющих на квалификацию деяния, установление его противоправности и вины лица, совершившего деяние;

    • связанные с процессуальным порядком рассмотрения уголовных дел;

    • создающие возможность замены наказания и тем самым его изменения в сторону смягчения или отягощения.


2.1. Влияние на вид и размер наказания признаков преступления как виновного деяния


Наказание назначается за преступление, из чего следует, что изначально, и основную точку отсчета, и отходы от нее в сторону, необходимо видеть в самой конструкции виновного деяния. Становится понятным, почему составы преступлений имеют такие разновидности, как основной (стандарт), привилегированный (со смягчающими признаками – редкий вариант) и квалифицированный (с ужесточающими признаками – распространенный вариант).

Например, убийство другого человека (§ 113 – основной состав). наказывается тюремным заключением на срок от шести до пятнадцати лет Спровоцированное убийство (§ 115 – привилегированный состав) наказывается тюремным заключением на срок от одного года до пяти лет. Убийство при отягчающих обстоятельствах (ст. 114 – квалифицированный состав) наказывается тюремным заключением на срок от восьми до двадцати лет или пожизненным тюремным заключением.

Действие как объективный признак деяния по своим правовым последствиям предполагает более суровое наказание, чем бездействие. Таким же выглядит соотношения умысла и неосторожности как субъективных признаков деяния.

Во всех подобных случаях закон не содержит каких-либо специальных пояснений о необходимости по соответствующим статьям или их частям смягчать наказание или его усиливать. Такие указания и не требуются, так как наказание как санкция статьи или ее части является логичным следствием того состава преступления, который предусмотрен диспозицией.

Другой способ отражения стандарта и отклонения от него можно наблюдать в тех случаях, когда в кодексе при закреплении отдельных институтов наказательного права, характеризующих виновное деяние, приходится специально указывать на допустимость в соответствующих ситуациях следовать не стандарту, а отступлению от него. Так, законом предусмотрена возможность смягчения наказания при условиях, что:

Смягчение наказания в соответствии с прямым указанием закона не влечет за собой обязанность суда продолжить эту линию и в пределах смягченного наказания еще раз его уменьшить при назначении наказания.

Пярнуский уездный суд приговорил 19-летнего К Мартина, признанного виновным в убийстве одноклассника, к максимально возможному в этом случае наказанию – 10 годам лишения свободы. Согласно обвинению, вечером 21 мая 2006 года в лесу недалеко от шоссе Таллинн-Пярну-Икла в поселке Пярну Яагупу, волости Халлинга, Мартин, будучи несовершеннолетним, убил особо жестоким образом несовершеннолетнего Свена (род. 1990), и украл из карманов убитого кошелек вместе с наличными деньгами и ключом от гаража, а также мобильный телефон, который разбил вблизи трупа Поскольку на момент совершения преступления Мартин был несовершеннолетним, максимальное наказание, согласно закону, составляет 10 лет. В качестве судебных издержек и издержек по криминальному делопроизводству Мартину придется заплатить 142 038 крон. Кроме того, Мартин обязан оплатить похороны жертвы и иной ущерб в размере 20 970 крон.xi

Надо отметить, что во всех перечисленных случаях, кроме предусмотренного ч. 2 § 45, эстонский закон не обязывает суд смягчать наказание, а только предоставляет ему такое право. Между тем StGB, идя по этому же пути, допускает, все же, исключение, обязывая суд смягчать наказание за пособничество как вид соучастия ч. (2 § 27).


^ 2.2. Смягчающие и отягчающие обстоятельства, непосредственно влияющие на назначение наказания


Обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание, это объективные и субъективные признаки деяния и лица, его совершившего, не включенные в систему элементов, характеризующих преступление как виновное деяние (состав, противоправность, вина), но влияющие на индивидуализацию и персонификацию вида и размера наказания, а также на решения ряда иных вопросов применения наказания.

Институт смягчающих и отягчающих обстоятельств появился в начале XIX века. Он был предусмотрен российским Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, которое было известно в Эстонии под названием Vana Nuhtlusseadustik и применялось до вступления в силу первого Karistusseadustik в 1935 году.

Уложение предусматривало обстоятельства, уменьшающие или увеличивающие вину, и обстоятельства, смягчающие наказание; давало их примерные перечни; допускало смягчение или отягчение наказания как в пределах санкции статьи, предусматривающей ответственность за содеянное, так и с выходом за такие пределы; ставило возможность учета смягчающих и отягчающих обстоятельств при выборе наказания в зависимость от их включенности в число признаков состава преступления; особо регулировало наказания за преступления, совершенные предумышленно, в состоянии опьянения, неоднократно, либо в соучастии, а равно за неоконченную преступную деятельность, предписывая при этом степени смягчения и отягчения избираемой меры наказания.xii

Уже из контекста названного Уложения можно было выделить ряд вопросов, связанных с юридической природой смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств. Ответ на некоторые из этих вопросов приходится искать и в наше время. К таким вопросам можно отнести следующие:

1) Всякое ли обстоятельство дела, влияющее на выбор наказания, может рассматриваться как смягчающее или отягчающее?

2) Какие конкретно обстоятельства по характеру их влияния должны быть отнесены к смягчающим и какие — к отягчающим?

3) На что именно направлено влияние тех и других и, соответственно, каким образом они должны пониматься — смягчающими и отягчающими вину, опасность содеянного, наказание или ответственность?

4) Вправе ли суд учитывать или, напротив, не учитывать обстоятельство как смягчающее или отягчающее, если оно указано в законе в таком качестве?

5) В каких пределах может приниматься во внимание смягчающее или отягчающее обстоятельство (только в рамках санкции уголовного закона или за ее пределами)?xiii

Очевидно, что ответы на эти вопросы должны исходить из общей концепции, лежащей в основе действующего наказательного законодательства.

Наказание является правовым последствием преступления. Проблемы наказания могут рассматриваться с учетом этой связи. Совокупность характеристик конкретного деяния и совокупность признаков состава преступления, как известно, - далеко не совпадающие явления. Первое значительно больше, чем второе. Таким образом, за пределами состава преступления оказывается масса обстоятельств, не влияющих на признание деяния виновным.

Но нельзя сказать, что эти обстоятельства не подлежат учету при применении наказания. Напротив, дополнительно к тем признакам деяния, которые делают деяние преступлением и играют первостепенную роль при назначении наказания в пределах санкции соответствующей статьи кодекса, суд учитывает и другие характеристики, в силу которых происходит индивидуализация и персонификация вида и размера наказания.

Если признать, что относительно-определенная санкция, предполагает установление средней величины размера наказания по этой санкции, а уж потом определение размера наказания в соответствии с этой серединой, меньше ее или больше, то можно сказать, что не всякое обстоятельство, учитываемое судом, может считаться смягчающим или отягчающим наказание.

Назначая наказание, суд как бы исходит из предположения, что в относительно определенной санкции статьи Особенной части KarS у каждого вида наказания имеется центр, средний размер, и отступления от него в сторону уменьшения или увеличения наказания.

Например, § 203 устанавливает за повреждение или уничтожение чужой вещи, причинившее значительный ущерб, наказание в виде денежного взыскания или тюремного заключения на срок до пяти лет.

Средний размер наказания в виде денежного взыскания тут может быть вычислен, исходя из того минимума и максимума, которые установлены частью первой статьи 44: от тридцати до пятисот дневных ставок. Искомая величина будет равна 235 дневным ставкам ((500 дн. ставок – 30 дн. ставок):2), а, следовательно, тот показатель, который меньше этой величины будет свидетельствовать о смягчении наказания, а тот, который больше – об его усилении. Таким же образом решается вопрос и со сроком тюремного заключения. Средний срок по рассматриваемой статье равняется 299,5 месяцам ((600 мес.-1 мес.) : 2). Назначенное судом наказание, не равное этому сроку, будет означать смягчение или усиление наказания.

Индивидуализирующая роль смягчающих и отягчающих обстоятельств сводится к тому, что они ориентируют на учет нюансов факта преступления. Он по своей природе как факт уникальный должен быть оценен судом во всех своих проявлениях, часть из которых могла быть не принята во внимание при формальной акции «подведения» деяния под признаки того или иного положения кодекса. Однако учет таких индивидуально значимых обстоятельств, не ограниченных в своем разнообразии в отдельных проявлениях даже законом, возможен лишь в сторону смягчения наказания, но не его утяжеления. В последнем варианте все жестко законодательно нормируется.

Персонифицирующая роль рассматриваемых обстоятельств предполагает максимально возможный учет всех обстоятельств, связанных с жизнью и деятельностью виновного лица, в соответствии с принципом индивидуальной вины и целью специальной превенции.

Смягчать или отягчать наказание можно лишь по отношению к чему-то. При назначении наказания, равному этому усредненному показателю, не происходит ни смягчения, ни отягощения наказания. Тем самым можно сказать, что совокупность обстоятельств, учитываемых судом сверх признаков виновного деяния (состав, противоправность, вина) при назначении наказания, распределяется на обстоятельства нейтральные, смягчающие и отягчающие наказание.

Второй из названных вопросов формулирует сложную задачу, решаемую, прежде всего, законодателем. Для того чтобы включить в кодекс конкретные смягчающие или отягчающие обстоятельства, полезно иметь теоретически обоснованные представления, к какому классу явлений те или иные обстоятельства могут быть отнесены.

Как видно из содержания KarS, все обстоятельства пришлось разделить на те, которые относятся к общим правилам применения наказания (пределы смягчения или утяжеления наказания, соотношение возможностей смягчения наказания с пределами санкции статьи или с установлениями Общей части кодекса и др.) и списочные обстоятельства.

В свою очередь в списки необходимо было вводить обстоятельства также с учетом их принадлежности к определенным типовым группам.

Тут важно было включить в систему те обстоятельства, которым можно было придать правовое значение. Значит, оставить за пределами системы иные обстоятельства. Например, не признать отягчающим обстоятельством употребление при совершении преступления воровской лексики («блатной музыки»).

Далее, следовало решить вопрос, какие обстоятельства отнести к смягчающим, а какие к отягчающим. Задача, являющаяся простой при очевидности явления, могла усложниться в случае пограничной смысловой значимости обстоятельства.

Критерием различия групп можно было посчитать распределение обстоятельств с учетом того, какие обстоятельства использованы при конструировании признаков того или иного преступления как виновного деяния. Например, совершение виновного деяния под влиянием сильного душевного волнения, вызванного противоправными действиями – как смягчающее обстоятельство. Или – совершение виновного деяния группой – как отягчающее обстоятельство. При этом другая группа была бы представлена лишь обстоятельствами, исключительно предназначенными для применения наказания.

Ответ на третий вопрос, если иметь в виду применение наказания, может сводиться к однозначному варианту. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, должны быть выделены в особый тип. Они выполняют другую роль, чем те, которые предназначены для определения характера виновного деяния, в частности, состава преступления. противоправности и вины.

Более сложным представляется ответ на четвертый вопрос. Обязан ли суд руководствоваться списочными обстоятельствами или это его право, а не обязанность? В целом, императивный характер норм наказательного права предполагает их обязательность для правоприменителей. Но, по всей видимости, в данном случае мы имеем дело с одним из исключений. Хотя оно не абсолютно, а относительно.

Из формулировки параграфов 57 и 58 можно увидеть не повелевающее начало, а рекомендательное. Там сказано, что обстоятельствами, смягчающими (соответственно - отягчающими) обстоятельствами признаются» и далее следует перечни. Законодатель как бы сообщает правоприменителю, что в закон включены определенные им, законодателем, обстоятельства. Если суд сочтет необходимым ослабить или усилить наказание, то он руководствуется законодательной рекомендацией, которой, применительно к смягчающим обстоятельствам, он не ограничен. Для применения отягчающих обстоятельств у суда не остается другого выбора, кроме как использовать список, имеющийся в законе. Запрет использовать иные отягчающие обстоятельства абсолютен.

Ответ на пятый вопрос вытекает из последующего изложения. Для этого придется вернуться к некоторым, ранее рассмотренным, тезисам и развернуть более детальную картину их раскрытия.

Еще раз напомню, что рассматриваемые обстоятельства важны не для квалификации преступления, а для определения конкретного вида и размера наказания после того, как решен вопрос, по какой статье (ее части или пункту) виновное лицо привлекать к ответственности.

Как уже указывалось, отсутствие в StGB перечней смягчающих и отягчающих обстоятельств компенсируется в какой-то степени тем, что закон нацеливает суд при назначении наказания взвешивать все «за» и «против», руководствуясь определенными дозволениями и запретами. Часть 2 § 46 StGB, не проводя разделение рассматриваемых обстоятельств на смягчающие и отягчающие, содержит общие правила для назначения наказания.

Там сказано, что при определении наказания суд взвешивает обстоятельства, кoторые свидетельствуют в пользу и против лица, совершившего деяние. При этом особенно принимаются во внимание:

Параграф 49, названный «Особые смягчающие обстоятельства, предусмотренные законом», устанавливает пределы для смягчения наказания: Подобного рода регламентирование имеется и в KarS, но несколько иного содержания, чем в немецком кодексе (см. рис. 2).

Как видно из рисунка 2, в KarS минимум возможного смягчения наказания при назначении наказания в виде пожизненного тюремного заключения (санкция статьи) установлен такой же, какой закреплен и в StGB.

Но, если тюремное заключение назначается на определенный срок, то использование смягчающих обстоятельств возможно при ограничении верхнего предела срока тюремного заключения. В Эстонии верхняя планка





А §§ 42, 49 - 51 StGB

В §§ 59 - 62, 66, 68 KarS

1

Пожизненное лишение свободы заменяется лишением свободы на срок не менее трех лет.

Если Особенной частью KarS в качестве наказания за преступление предусмотрено

пожизненное тюремное заключение, то при смягчении наказания назначается тюрем ное заключение на срок не менее трех лет

2

При временном лишении свободы наказание может быть назначено максимyм до трех четвертей предусмотренного максимального срока. 'При денежном штрафе действует то же самое в отношении максимальной суммы дневных ставок.


^ Высший предел смягченного наказания не может превышать двух третей установленного законом высшего предела наказаний

3

Повьшенный минимальный срок накaзания в виде лишения свободы снижается:

  • в случае минимального срока от десяти или пяти лeт — до двух лeт,

  • в случае минимального срока от трех или двух лeт — до шести месяцев,

  • в случае минимального срока от одного года —до трех месяцев,

  • в остальных случаях — до минимального срока, предусмотренного законом.




^ Низший предел смягченного наказания равняется низшему пределу соответству -ющего вида наказания, установленного Общей частью KarS-

4

Если суд согласно закону, кoторый ссыла ется на это положение, может смягчить накaзание по своему усмотре- нию, то он может снизить его до установленного законом минимального срока назначенного наказания или наказание в виде лишения свободы может заменить денежным штрафом.


^ Cуд, учитывая исключительные обстоя-

тельства, может применить наказание ниже предусмотренного законом низшего предела.

Если предусмотренный Особенной частью KarS низший предел срока тюремного за – ключения составляет не менее пяти лет, то тюремное заключение не может быть наз- начено на срок менее одного года

5

Обстоятельство, которое само по себе или в совокупности c другими обстоятельствами является основанием для признания менее тяжкого случая и которое является одновременно особым, предусмотренным в законе, в соответствии cо ст. 49 смягчaющим основанием, может учитываться только один раз.

Предусмотренные §§ 57 и 58 KarS обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание, не учитываются при применении наказания, если они описаны в законе в качестве признаков состава виновного деяния.

6

Если осужденный не в состоянии выплатить денежный штраф в силу своих личных и материальных условий, то суд назначает ему срок платежа или позволяет выплачивать денежный штраф определенными частями. Суд при этом может постановить, что льгота, разрешающая выплату денежного штрафа определенными частями, утрачивает свою силу, если осужденный несвоевременно выплачивает часть платежа.

Суд, назначая денежное взыскание…или тюремное заключение на срок до шести месяцев, может с учетом семейного или служебного положения либо состояния здоровья виновного назначить уплату суммы денежного взыскания или отбывания…тюремного заключения по частям. Продолжительность тюремного заключения, подлежащего отбытию за один раз, или размеры частей денежного взыскания определяются судом. Продолжительность отбываемого наказания должна составлять не менее двух дней подряд.

^ Срок исполнения уплачиваемого или отбываемого по частям наказания не должен превышать одного года.

7




Предварительное заключение, в том числе время, проведенное под арестом, связан -ным с выдачей и сдачей, засчитывается в срок наказания. Одному дню предвари-

тельного заключения соответствует один день тюремного заключения или три дневные ставки денежного взыскания.

8




^ За одно виновное деяние может применяться одно основное и одно или несколько дополнительных наказаний


Рисунок 2- KS и StGB о возможностях и пределах смягчения наказания


опущена ниже, чем в Германии. Можно допустить, что в таком решении вопроса просвечивается известный распространенный в нашем правовом сознании скепсис по отношению к тюремному заключению как к исправительной мере. Аргументация тут возможна такая. Если уже осуждаемое лицо оказалось таковым, что на его деяние и личность можно распространить смягчающие обстоятельства, то это надо делать последовательно.

Определение низшего предела смягчаемого наказания в KarS производится в принципе иначе, чем в StGB. В Эстонии указатель такого предела содержится в Общей части кодекса. Согласно ч. 2 § 44 размер исчисления дневной ставки денежного взыскания не может быть меньше минимальной дневной ставки, которая равняется пятидесяти кронам. По ч. 1 § 45 суд может назначить за преступление тюремное заключение на срок от тридцати суток.

Как видно из рисунка 2 (А-3), немецкий закон требует руководствоваться нормами Особенной части кодекса, устанавливая при этом три уровня градации в зависимости от санкции статьи Особенной части, но в случаях, не подпадающих под эти уровни, дает указание исходить из минимального срока, предусмотренного законом. Так, в частности, для лишения свободы минимальный срок установлен в один месяц (ч.2 §. 38 StGB). Эстонский вариант решения этого вопроса похож на немецкий, но точнее его, так как месяц, как известно, может состоять не только из тридцати дней.

И тот, и другой сравниваемые кодексы разрешают суду снижать наказание ниже уровня, устанавливаемого статьей, по которой квалифицируется деяние (см. рис. 2, А, В - 4). Но условия реализации такого разрешения в каждом из законов сформулированы своеобразно.

В отличие от немецкого эстонский закон (§ 61) выход за пределы нормы допускает при наличии трех условий.

  1. Для такого решения достаточно усмотрения суда. Суд не связан какой-либо специальной нормой, которая могла бы предусмотреть те случаи, когда допускается назначение наказания ниже низшего предела.

Судейское усмотрение обычно ищет для себя ориентиры, создаваемые судебной практикой. Но это не означает перехода на позиции прецедентного права. Прецедент и судебная практика – разные явления правовой жизни. На большее, чем на возможность использования судом своего прежнего опыта или заимствования опыта решения сходного вопроса другим судом, особенно, если он принадлежит более высокой инстанции, судебная практика претендовать не может. Заимствование в данном случае происходит не в формально-юридическом ключе, а в плане судейского правосознания, которое не находит воплощения в каких-либо формализованных ссылках на то, опыт какого суда и по какому основанию повлиял на выход за пределы низшей планки санкции статьи.

  1. Использование подобной возможности должно быть делом исключительным.

Разъяснения этого ограничения кодекс не содержит. Признание обстоятельства исключительным основывается на жизненном опыте судьи, его разумности, умении и способности адекватно оценивать ситуацию и стремлении быть справедливым. По всей видимости, в качестве модели может быть использован перечень оснований для смягчения наказания (§ 57).

^ Например, совершение преступления беременной женщиной или лицом преклонного возраста (ч. 1 п.7).

Для того, чтобы назначить наказание ниже низшего предела, роль таких обстоятельств в возникновении и развитии преступления должна быть по идее столь значительной, чтобы ими в первую очередь определялся ответ на вопрос, что привело человека на скамью подсудимых.

Скажем, именно потому, что женщина должна была рожать, но находилась в затруднительном материальном положении, она совершила в магазине кражу вещей для своего будущего новорожденного ребенка.

Надо отметить, что судебная практика исходит из возможности более широкого понимания условий назначения наказания ниже низшего предела, ограничиваясь лишь установлением самого факта существования обстоятельств для смягчения наказания без того, чтобы их связывать с мотивами и способом совершения деяния. Тем самым игнорируется исключительный характер такой возможности, который заключается в том, что вопреки прерогативе законодателя устанавливать в кодексе нижний предел наказания, решение вопроса передается в ведение суда.

^ Так, на три года суд отправил в тюрьму 17-летнюю жительницу Киивили Надежду Г. по § 113 KarS. Хотя минимальный срок по этой статье составляет шесть лет, тем не менее, суд при определении наказания счел исключительным обстоятельством тот факт, что молодая женщина уже 16 недель является беременной. Приговор был вынесен группе молодых жителей Кивиыли в том, что они насмерть забили ногами 48 летнего бомжа Валерия К. Били просто так, наверное за то, что он мешал им в вечернее время возле подъезда дома громко звать своего знакомого. Бомж просто вышел на крик из соседнего подъезда и, вероятно, не мог предположить, что тут на него набросятся озверевшие молодые люди. Оба подсудимых утверждали, что Надежда в избиении не участвовала, но в деле имелись свидетельские показания, из которых следовало, что пинали ногами лежащего на земле человека, как парень, так и девушка.

Параграф 57 не ограничивает неопределенное множество факторов, влияющих на мнение суда о назначении наказания ниже низшего предела. Суд обладает правом самостоятельно решить, какое именно обстоятельство может обусловить назначение наказании ниже низшего предела, использовать ли в этих целях список смягчающих обстоятельств, имеющийся в кодексе, или указать на какое-либо обстоятельство по собственному усмотрению. Но, кроме того, без какой-либо подсказки со стороны закона суд решает, применить ли одно обстоятельство или несколько.

Скажем, тяжелое заболевание, повлиявшее на совершение преступления, и ситуация, приближающаяся к крайней необходимости, но с точки зрения сложившейся судебной практики не допускающая оценку поведения лица как правомерного.

3. Если предусмотренный Особенной частью KarS низший предел срока тюремного заключения составляет не менее пяти лет, то тюремное заключение при смягчении наказания не может быть назначено на срок меньше одного года. Такой лимит связан, в частности, с конкуренцией признаков, характеризующих деяние, с одной стороны, и личностных характеристик преступника, - с другой.

Тяжкое преступление, совершенное человеком, который в других отношениях характеризуется сугубо положительно, квалифицированное по статье, предусматривающей наказание не менее пяти лет тюремного заключения, может повлечь за собой смягченный реальный срок, учитывающий плюсы личности виновного, но характер преступления такой, что не позволяет назначать наказание меньше одного года тюремного заключения.

Следующая рубрика, имеющаяся в рисунке 2 (А и В – 5), говорит о том, что использовать повторно рассматриваемые обстоятельства нельзя. Причем, в эстонском варианте, такой запрет адресован не только применению смягчающих обстоятельств, но и отягчающих, в немецком - речь идет лишь о смягчающих обстоятельствах.

Наказание является правовым последствием преступления. Если то или иное обстоятельство включено в признаки состава виновного деяния, то оно уже учтено в санкции статьи кодекса. Поэтому при назначении наказания судом вторично использовать такое обстоятельство было бы, вроде, противоестественно.

^ Например, состав преступления, предусмотренный § 115 (Спровоцированное убийство), сформулирован следующим образом: это убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием или оскорблением со стороны потерпевшего в отношении убийцы или его близких. При назначении наказания за такое преступление в виде тюремного заключения (от одного года до пяти лет) су д может учесть разные смягчающие обстоятельства, кроме одного, названного в перечне §57 (п.6). А именно: совершение виновного деяния под влиянием сильного душевного волнения, вызванного противоправными действиями.

Другим примером, относящимся к применению при назначении наказания отягчающих обстоятельств, может служить использование такого признака как совершение виновного деяния группой лиц.( п.10§ 58).

Суд в рамках санкции § 172 (завладение чужим ребенком) вполне может назначить наказание, близкое к верхнему пределу санкции этой статьи (денежное взыскание или тюремное заключение на срок до трех лет), учитывая, что деяние совершено группой лиц. Диспозиция этой статьи устанавливает ответственность за скрытый или открытый увод ребенка, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, у лица, на попечении которого ребенок находился на законном основании. Никакого упоминания о совершении этого преступления группой лиц в диспозиции не содержится, что и позволяет использовать этот признак как обстоятельство, отягчающее наказание.

Но, если посмотреть для сравнения на диспозицию другого параграфа (ч 2 § 176 – квалифицированный состав преступления, называемого «Содействие занятию несовершеннолетнего проституцией»), то решение вопроса должно быть противоположным. Пункт первый названного источника предусматривает ответственность за совершение того же деяния группой лиц или преступным сообществом. Это отягчающее обстоятельство, являющееся признаком квалифицированного состава преступления, не может быть использовано как аргумент для усиления наказания в рамках санкции данной части рассматриваемой статьи (санкция первой части – денежное взыскание или тюремное заключение до пяти лет, а второй части – тюремное заключение от трех до пятнадцати лет). Как видно, совершение преступления группой уже повлияло на то, что «потолок» наказания по второй части статьи намного выше, чем по первой части.

^ Рассматриваемое правило рационально, но не во всем справедливо.

По той же самой части 2 § 176 суд может назначить наказание за содействие занятию несовершеннолетним проституцией, совершенное группой лиц или преступным сообществом, при прочих равных условиях в пределах от трех до пятнадцати лет. Хотя, если бы он применил это обстоятельство как отягчающее наказание, то наказание по идее должно было бы быть не мене шести лет ((15 - 3) : 2 = 6).

Получается так, что нередко в тех случаях, когда отягчающее обстоятельство не является признаком виновного деяния, а суд его применяет при назначении наказания, мера ответственности виновного лица может возрасти из-за технического приема, используемого при вынесении приговора. Сомнительно, чтобы в принципиальном плане проблему стоило бы решать в пользу формальной логики (исключение дублирования одних и тех же положений), а не исходя из целей наказания, предполагающих справедливую реакцию на преступное деяние. Впрочем, конфликт между справедливостью и рациональностью присутствует и в ряде других проблем наказательного права и решается он скорее в пользу второго, а не первого начала, как это, например, имеет место в соотношении целей генеральной и специальной превенции.

Отбывание наказания по частям (см. рис. 2, В - 6) явно относится к факторам, смягчающим наказание. Из перечня обстоятельств, названных в ч. 1§ 66 KarS, подлежащих учету при вынесении соответствующего решения, видно, что они направлены на облегчение участи виновного лица, оказавшегося в затруднительном положении.

Тем не менее, тут могут возникнуть вопросы, вытекающие из перечня учитываемых обстоятельств (семейное положение, служебное положение, состояние здоровья). А как быть, если положение осужденного резко ухудшается в силу какой-то причины, не названной в этом перечне? Тогда придется или пойти по пути столь расширительного толкования названных в законе условий, что может возникнуть опасность использования аналогии, категорически запрещенной в наказательном праве. Или принять другое решение: лишить лицо возможности отбывать наказание по частям. Как видно (рис 2.6-А), StGB (§ 42) содержит по рассматриваемому вопросу менее определенную формулировку (учет личных и материальных условий), что позволяет практически исключить сомнения по поводу каких-то иных условий. Правда, немецкий закон формулирует условия уплаты по частям штрафа (термин «штраф» использован для обозначения наказания, как за преступление, так и за проступок), но умалчивает насчет возможности отбытия по частям наказания в виде лишения свободы. Но сейчас смысловой акцент делается не на виды наказания, а на условия назначения отбывания наказания по частям, и надо признать, что формулировка немецкого закона более корректна, чем эстонского.

Зачет срока предварительного заключения в определение величины наказания (см. рис. 2,В–7) может быть оценен в качестве способа, нейтрального по отношению к факторам, смягчающим или отягчающим наказание. Однако, если допустить, что рассматриваемый зачет не был бы сначала предусмотрен законом, а потом был бы введен, то такой шаг иначе бы не обосновывали как направленный на облегчение участи осужденного лица.

Предварительное заключение, связанное с задержанием подозреваемого или его заключением под стражу – мера, применяемая для обеспечения задач правосудия до того, как судом будет вынесен приговор, а иногда – и после этого. Задержание подозреваемого, как сказано в УПК (ч. 1 § 217), это процессуальное действие, которое состоит в лишение лица свободы на срок до сорока восьми часов. Заключение под стражу, согласно УПК § 130 части первой , - это мера пресечения, применяемая в отношении подозреваемого, обвиняемого или осужденного, которая состоит в лишении лица свободы на основании постановления суда. В досудебном производстве подозреваемый или обвиняемый не может быть заключен под стражу на срок выше одного года (ч. 3 § 130 УПК).

С точки зрения исполнения наказания заключение под стражу не является аналогом тюремного заключения, так как осуществляется в особых тюремных подразделениях – следственных изоляторах. Там действуют свои правила, определяющие дозволения и запреты для лиц, находящихся под досудебным следствием. И, тем не менее, при решении вопроса о назначении наказания одно приравнивается к другому.

Усиление наказания происходит при применении вместе с основным и дополнительных наказаний (см. рис. 2, В – 8). Рассматриваемое правило KarS, не имеющее аналога в StGB, позволяет, как бы, отягощать наказание в двояком смысле.

Во-первых, путем присоединения к основному наказанию еще одного – дополнительного наказания. Причем, время исполнения последнего охватывает период исполнения основного наказания, к которому добавляется срок отбытия дополнительного наказания, определенный судом в пределах, предусмотренных KarS.

Мне уже ранее приходилось опровергать мнение, что применение дополнительных наказаний противоречит принципу исключения повторного наказания за одно и то же преступление, равно как и приводить аргументы против мнения о дополнительных наказаниях как менее жестких мерах воздействия на осужденного по сравнению с основными наказаниями. Нельзя исключать и противоположного варианта в фактическом плане, а по отношению к имущественному взысканию – и в юридическом аспекте.xiv Дополнительное наказание является существенным отягощением кары для осужденного лица.

Во-вторых, закон разрешает применять не только одно дополнительное наказание, но и несколько.xv Тем самым степень суровости воздействия на осужденное лицо может возрасти в несколько раз.

Не устанавливая никаких пределов для количества применяемых дополнительных наказаний, KarS, все же, предусматривает для каждого из них смысловые ограничения. Дополнительные наказания позволяют сделать воздействие на осужденного более соответствующим характеру его жизненной деятельности и образу жизни, более тесно увязать наказание с содержанием совершенного преступления. Обратим внимание на то, как эта функция дополнительных наказаний отражена в KarS.

• § 49 - Запрещение деятельности - применяется, если лицо признается виновным в совершении преступления, связанного со злоупотреблением профессиональными или должностными правами либо с нарушением должностных обязанностей.

• § 50 - Лишение права управления транспортными средствами - применяется, если лицо признается виновным в совершении преступления, связанного с нарушением правил безопасного движения или эксплуатации механических транспортных средств, воздушных

или водных судов, а также трамваев или железнодорожного подвижного состава.

•§ 51 - Лишение права владения оружием и боеприпасами - применяется, если лицо признается виновным в совершении преступления, связанного с владением оружием или боеприпасами или их использованием.

• § 52 - Лишение права охоты и рыбной ловли применяется, если лицо признается виновным в совершении преступления, связанного с нарушением права охоты или рыбной ловли. И т.д.

Запреты и изъятия, включенные в разные виды дополнительных наказаний, увеличивают карающую роль наказания, заставляя осужденного более остро почувтвовать тот упрек, который высказал ему суд за попрание охраняемых законом благ.

УК РФ регулирует назначение наказания путем использования норм, частично родственных тем, что содержатся в KarS, но также и в чем-то от них отличающихся.

При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления (что в KarS не признается), личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (ч 3 ст.60 УК РФ). В кодексе закреплено требование обеспечения справедливости наказания в пределах, предусмотренных санкцией соответствующей статьи Особенной части УК, и с учетом положений Общей части (ч.1 ст. 60). В УК РФ, так же, как и в KarS, приведены отдельные перечни обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, но конкретные виды обстоятельств совпадают с тем, что сказано в KarS, далеко не во всем (ст.ст. 61 и 63 УК РФ).

Особо оговорен максимальный срок назначения наказания в случае использования двух пунктов перечня смягчающих обстоятельств (пп. «и», «к» ч. 1 ст. 61). При явке с повинной, активном способствовании раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, а кроме того, при оказании медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, при действиях, направленных на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему – при всех этих условиях и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК (ст. 62).

Назначение наказания ниже низшего предела (ст. 64 УК РФ) обусловлено более обширным и детальным набором факторов, оцениваемых в качестве исключительных, чем в KarS. Предусмотрен зачет содержания лица под стражей до судебного разбирательства в сроки лишения свободы (ч.3 ст. 72 УК РФ), который распространяется и на такие наказания за преступления, которых нет в Эстонии (содержание в дисциплинарной воинской части и арест).

В России действуют суды присяжных, в связи с чем в УК РФ имеется специальная норма (ст. 65), регулирующая назначение наказания при вердикте присяжных о снисхождении. Иначе, чем в Эстонии, решается вопрос об использовании фактора условности. Если у нас предусматривается условное освобождение от наказания, то в России – условное осуждение. Такое решение вопроса требует установления правил назначения условного наказания, что и сделано в ст.ст. 73 и 74 УК РФ.

Применение наказания является способом проверки эффективности отдельных видов наказания и всей его системы. На вопрос, сколько надо в кодексе иметь видов наказания, можно дать, конечно, ответ a priori. Но лучше, правильнее законодательно регулировать увеличение или уменьшение видов наказания, а также учитывать потребность в существовании каждого из них, учитывая судебную практику и факторы, оказывающие на нее влияние.

В России, например, уже после вступления в силу УК РФ 1996 года, стало очевидно, что в этой области создаются проблемы.«Система наказаний, предусмотренных ст. 44УК РФ 1996 г., - пишет доцент юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова В.И. Зубкова,- стала включать 13 видов наказаний, применяемых ко взрослым преступникам: штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельостыо, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственныx наград, обязательные работы, исправительные работы, ограничение по военной службе, конфискация имущества, ограничение свободы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы и смертная казнь. Вместе c этой системой наказаний для взрослых преступников в Уголовном кодексе в разделе, посвященном уголовной ответственности несовершеннолетних, возникла вторая система наказаний для несовершеннолетних (ст. 88 УК), которая состоит из шести видов наказаний : штраф; лишение права заниматься опре­деленной Деятельностью; обязательные работы; исправительные pаботы; арест; лишение свободы на определeнный срок. Таким об­разом, в этой системе в отличии от системы идля взрослых> не оказалось семи видов наказаний. Кроме этого, все шесть наказаний по своим срокам, размерами содержанию имеют отличия от аналогичных наказаний для взрослых. Не останавливаясь подробно нa анализе различий этих видов наказаний, следует лишь сказать, что гго действующему Уголовному кодексу установлены две системы наказаний: а) для взрослых, включающая 13 видов наказаний, и б) и усеченная более мягкая, состоящая из шеcти видов наказаний для несовершеннолетних.

Несмотря на достаточное количество видов наказаний, установленных уголовным законом (как для взрослых, так и для несовершеннолетних), судебные оргaны испытывaет серьезные проблемы при выборе и назначении наказаний. Основной причиной такого положения является «неразработоспособность» системы наказаний, система наказаний не может реализовываться в полном объеме. В связи c чем нарушаются единство системы и взаимосвязь элементов этой системы по разным причинам — из-за невведения некоторых наказаний в действие, установления моратория на смертную казнь, сужение некоторых видов наказаний, необоснованное исключение некоторых видов наказаний, которые были в системе по УК РСФСР 1960 г. и которые могли бы в современник условиях успешно применяться в практике и др. Нарушение единства системы и фактическое неприменение многихнаказаний влечет излишнее (порой, ничем не обоснованное) применение наказания в виде лишения слободы, фактически сделало лишение свободы лидером уголовного наказания (40-44 %). Это обстоятельство усугубляется еще и тем, что другие виды наказаний, не связанные c изоляцией осужденного от общества, применяются редко.

Как свидетельствует судебная практика применения наказаний, из 13 видов наказаний для взрослых фактически применяются лишь только семь, причем некоторые из них имеют тенденцию к снижению применения. Следовательно, почти половина системы наказаний не работает».xvi

Положение дел с применением наказания в Эстонии оказалось почти противоположным тому, что отмечается в России.

Как известно, KarS содержит всего лишь два основных наказания для физического лица: денежное взыскание и тюремное заключение. Но это реальные наказания, используемые судами. Причем, главным образом суды применяют денежное взыскание.

Тут свою роль играет норма KarS (ч.2 § 56,) о том, что тюремное заключение в качестве наказания может быть назначено только в случае, если цели наказания не могут быть достигнуты путем назначения более мягкого наказания.

Не исключено, что некоторую лепту внесла и неоднократно обнародовавшаяся в масс-медиа позиция эстонского Министерства юстиции, согласно которой необходимо сократить число заключенных в тюрьмах.

Вполне допустимо также предположение, что делается, кроме всего прочего, слепок с немецкого судебного опыта прошлых лет.

^ Анализ немецкой судебной статистики, - сообщает профессор А.Э.Жалинский, - «показывает, что:

  1. из каждых пяти судебных производств четыре заканчиваются приговором; остальные все прекращаются;

  2. по общей практике примерно 80% всех наказаний составляют денежные штрафы».xvii

^ Автор приводит следующую таблицу.xviii


Годы

1998 (старые земли)

2001

Санкция

Количество лиц,

осужденных по

статьям УК

В процентном

отношении




Всего

699 548




622 027

Денежный

штраф

569 267

81%




^ Лишение

свободы

(всего)

139 022

19%

123 533

Из них:

88 271

^ 81% от лишения

свободы

85 015

условно

пожизненно

128








Рисунок 3. Практика санкций по взрослым (ФРГ)


Однозначно утвердительно ответить на вопрос, подтверждает ли практика применения наказания судами Эстонии, что достаточно иметь два основных наказания для физического лица, едва ли будет сейчас возможно. Может быть и мало. Во всяком случае, обстоятельного изучения этого вопроса не производилось.


^ 2.3. Нормы, связанные с процессуальным порядком рассмотрения уголовных дел


Обстоятельства, смягчающие наказание, предусмотрены не только KarS, но и Уголовно процессуальным кодексом (УПК). Такое положение вызвано тем, что уголовный процесс имеет свои проблемы, решению которых помогает в ряде случаев смягчение наказания.

Наказательное и уголовно-процессуальное отрасли права объединены общим интересом в повышении эффективности мер, направленных против преступности. Одной из таких мер является улучшение качества правосудия.

Длительные судебные процессы не всегда порождают ожидаемый эффект. Вместо исправительного влияния как демонстрации торжества справедливости и неотвратимости реакции суда на факт преступного поведения они вызывают у подсудимого озлобление или чувство безнадежности как следствие затянувшейся судебной казуистики. Свет в конце туннеля или вообще не просматривается или оказывается на очень большом расстоянии от входа. С течением долгого времени суд над виновным лицом теряет свою актуальность и для других участников процесса. Растянувшееся на месяцы судебное производство сказывается на чрезвычайной перегрузке судов, уменьшении их способности заниматься другими уголовными делами в положенные сроки.

Частичный способ разрешения проблем найден в виде упрощенных производств, регулированию которых посвящены нормы главы 9 УПК. Применение наказания при упрощенных производствах отличается от того, что имеет место на обычном судебном процессе, где между указанием закона и решением суда нет никаких промежуточных источников влияния. Тут же многое оказывается в зависимости от инициативы обвиняемого, а в ходе примирительного производства – и от потерпевшего. Кроме того большую роль играет прокуратура. При рассмотрении же дела же в порядке судебного приказа и ускоренного производства эта роль становится исключительной. Формулировки закона на этот счет говорят сами за себя.

Смягчение наказания уголовно-процессуальным законом предусматривается как поощрительная мера для того, чтобы стимулировать обвиняемого выбрать вариант сокращенного производства. Такое обоснование непосредственно опирается на текст законодательной нормы. 

При вынесении в сокращенном производстве обвинительного приговора, - указывается в ч 2 § 238 УПК, - суд, взвесив все обстоятельства преступления, сокращает назначаемое обвиняемому основное наказание на одну треть. При назначении наказания по § 64 Пенитенциарного кодекса назначаемое обвиняемому наказание по совокупности сокращается на одну треть. Вот характерный пример.

Прокурор утвердил обвинительное заключение по делу молодой женщины, которая осенью прошлого года дала своему маленькому ребенку сильнодействующее успокоительное, чем причинила вред его здоровью. Пярнуский окружной прокурор Анне Силлаотс направила в суд дело женщины (двадцать с небольшим лет), которая обвиняется в причинении вреда здоровью своему ребенку, сообщила пресс-служба Ляэнеской прокуратуры. Согласно обвинительному заключению, женщина дала своей 8-месячной дочке одну таблетку успокоительного лекарства и полтаблетки психотропного средства, чтобы девочка успокоилась.

Благодаря вмешательству находившихся поблизости лиц, девочку удалось быстро направить под наблюдение врачей и, тем самым, спасти ей жизнь. Полиция возбудила против матери уголовное дело

Закон предусматривает в случае причинения тяжкого вреда здоровью в качестве наказания лишение свободы на срок от 4 до 12 лет, но поскольку дело расследовалось в упрощенном порядке, то срок наказания будет снижен на треть», - сообщила пресс-служба прокуратуры.

^ Ранее женщина к уголовной ответственности не привлекалась.В данный момент оба ребенка подсудимой находятся под опекой других лиц.xix

Процесс согласительного производства по существу также выливается в облегчение наказания, хотя прямого указания закона на этот счет, как в предыдущем варианте, в данном случае не имеется. Как сказано в ч.2 § 244 УПК, в случае достижения прокуратурой и подозреваемым или обвиняемым и его защитником согласия относительно квалификации преступления, а также характера и размера причиненного преступлением вреда начинаются переговоры относительно вида и меры наказания, о которых прокурор будет ходатайствовать в суде за совершение преступления.

Сам смысл соглашения обвиняемого с потерпевшим состоит в нахождении компромисса между интересом потерпевшего в возмещении вреда и интересом обвиняемого в назначении ему уменьшенного наказания.

В двух других способах упрощенного производства никаких специальных оговорок или смысловых намеков на уменьшение наказания обнаружить не удается.

В немецком праве уменьшение наказания вследствие соглашения лица, совершившего деяние, и потерпевшего рассматривается как институт материального права, так как закреплен в StGB (§ 46a). Норма, содержащаяся в названной статье, даже допускает большее. Если возмещение ущерба со стороны лица, совершившего деяние, потребовало от него значительных личных затрат или личного отказа от чего-либо, и оно возмещает потерпевшему ущерб полностью или большую его часть, то суд может не только смягчить наказание, но и отказаться от него (если не предусмотрено более тяжелое наказание. чем лишение свободы на срок до одного года или денежный штраф до 350 дневных ставок)


^ Лекция 3. Содержание списочных обстоятельств, смягчающих наказание


Понятие списочных смягчающих обстоятельств. Ущербность классификации смягчающих обстоятельств по признакам состава преступления. Временной фактор как классификатор. Сравнительный анализ списочных смягчающих обстоятельств по KarS и УК РФ. Криминологическое значение и правовое содержание смягчающих обстоятельств, появивишихся до совершения деяния. Виды смягчающих обстоятельств, появившихся до совершения деяния.. Виды смягчающих обстоятельств. Виды смягчающих обстоятельств, сопряженных с совершением деяния, или проявившихся после окончания деяния


3.1 Классификация


Многие из рассмотренных в предыдущей лекции факторов, нацеленных на смягчение наказания, выполняют при назначении наказания одновременно и другие функции (воздействие на квалификацию преступления, установление пределов возможного смягчения наказания, разрешение при наличии исключительных причин выходить за низший предел санкции статьи и др.). Кроме этих, как уже ранее указывалось, в KarS существуют и такие факторы, которые направлены исключительно только на смягчения наказания, если, разумеется, материалы дела будут свидетельствовать об их наличии. Параграф 57 так и называется: обстоятельства, смягчающие наказания. О том, что закреплено в § 57, можно говорить как о списочных обстоятельствах, смягчающих наказание. Тем самым удается подчеркнуть, что это несколько другой вопрос, чем тот, который освещался в предыдущей лекции. Но и по существу становится понятнее, что является предметом рассмотрения. А именно: обстоятельства, смягчающие наказание, названные в § 57 и расположенные в виде списка.

Для удобства выяснения содержания каждого из пунктов части первой § 57 проведем их систематизацию, разбив на группы. Классификацию списочных смягчающих обстоятельств можно осуществлять по разным основаниям.

Не могу согласиться со ставшей уже традиционной классификацией с использованием объективных и субъективных признаков состава преступления, а также признаков личности виновного лица. Такое выделение групп обстоятельств, влияющих на наказание, не соответствует их юридической природе. Ведь кодексом они признаны самостоятельным институтом, связанным с наказанием, а не с преступлением (§ 59 KarS – Запрет на повторный учет обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание). Кроме того, традиционная классификация выливается в искусственное и нередко деформированное по своему смыслу распределение обстоятельств по группам признаков состава преступления. В методическом плане принятая классификация усложняет понимание студентами различия между признаками состава преступления и списочными обстоятельствами, используемыми при назначении наказания.

Можно допустить возможность использования для нужд классификации других оснований, например, такого, как фактор времени. По этому основанию обстоятельства, смягчающие наказание, могут быть подразделены на те, которые:

  1. появились до начала совершения деяния,

  2. сопряжены с совершением деяния,

  3. проявили себя после окончания деяния.

Первая группа может быть отнесена к области криминологического интереса, хотя в силу своего влияния на вид и размер наказания такие смягчающие наказание обстоятельства имеют и правовой смысл. Вторая группа – это обстоятельства, которые проявили себя во время совершения деяния, но не могут быть отнесены, ни к составу преступления, ни к противоправности, ни к вине. Третья группа объединяет такие обстоятельства, которые сложились после завершения деяния. Их учет играет значительную роль в реализации целей наказания.

Возьмем для сравнения положения УК РФ, путем использования которых в России решается та же самая задача, что и в Эстонии. (Как ранее указывалось, немецкий StGB подобным перечнем не располагает).xx Нормы двух кодексов о списочных обстоятельствах, смягчающих наказание, наглядно можно представить в таблице (см. рисунок 4).


^ 3.2. .Смягчающие наказание обстоятельства, появившиеся до совершения деяния

KarS, так же, как и УК РФ, смягчающим наказание обстоятельством признает совершение виновного деяния под влиянием тяжелых личных обстоятельств. Такие обстоятельства могут сыграть свою пагубную роль в стимулировании преступления, которое виновным лицом может рассматриваться в качестве варианта преодоления тяжелых личных обстоятельств или, по крайней мере, облегчения их действия. Для того, чтобы, ссылаясь на подобного рода обстоятельства, можно было бы произвести снижение наказания, требуется следование определенным условиям. Должны иметься в виду такие обстоятельства, которые:

Перечень тяжелых личных обстоятельств может включать отдельные примеры, но не является исчерпывающим. Да и эти примеры в большей степени играют роль ориентиров, чем конкретных указаний для судьи. В российском источнике по этому поводу содержится такое разъяснение.

«B юридической литературе под тяжелыми жизненными обстоятельствами понимаются: серьезные материальные затруднения, серьезное заболевание преступника, инвалидность, перенесенная душевная травма, конфликт по месту жительства или

работы, тяжелые бытовые условия, неблагоприятные семейные условия, конфликты в семье на почве измены, пьянства, дебошей и т. п., тяжелая болезнь близких людей, смерть

или гибель кого-либо из членов семьи и т. . . B каждом конкретном уголовном деле одно и то же обстоятельство может быть признано и качестве смягчающего в отношении одного лица и нейтpальным — в отношении другого. Все зависит от отношений между членами




Часть 1 § 57 KarS

Часть 1 ст.61 УК РФ

1

п.4. совершение виновного деяния под влиянием тяжелых личных обстоятельств

д. совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострaдания

п.5 совершение виновного деяния под влиянием угрозы или принуждения, а также в силу слу-

жебной, материальной или семейной зависи -мости;


е совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости

п.6.совершение виновного деяния под влиянием сильного душевного волнения, вызванного про-тивоправными действиями

з. противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления

п.7.совершение виновного деяния беременной женщиной или лицом преклонного возраста

в. беременность




б. несовершеннолетие виновного




;г. наличие мaлолетних детей y виновного;

2

п.8. совершение виновного деяния при превы-

шении пределов необходимой обороны

ж. совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснован- ного риска, исполнения приказа или распоряжения

;

;а совершение впервые преступления не - большой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств

3

п.1. предотвращение вредных последствий ви- новного деяния, а также оказание помощи потер- певшему непосредственно после совершения виновного деяния

к. оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредствен -но после совершения преступления, добровольное возмещение имущест -венного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступле -ния, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему

п.2.. добровольное возмещение причиненного вреда.





п 9. соглашение с потерпевшим




п.3. явка с повинной, чистосердечное раскаяние или активное способствование раскрытию виновного деяния;



и. явка с повинной, активное спосо6- ствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления

100-zadach-po-fizike-so-vstupitelnih-ekzamenov.html
1004-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-poslevuzovskogo-professionalnogo-obrazovaniya.html
1010-inie-svedeniya-gosudarstvennij-registracionnij-nomer.html
102-pensionnij-fond-rf-ego-funkcii-istochniki-formirovaniya-i-napravleniya-ispolzovaniya.html
103-informacionnoe-obespechenie-uchebnogo-processa-otchet-o-rezultatah-samoobsledovaniya.html
104-110-dostupnoe-i-komfortnoe-zhile-grazhdanam-rossii-7-12-2007-perechen-zakonodatelnih-iniciativ-predlozheniya.html
  • bukva.bystrickaya.ru/tematika-lekcij-uchebno-metodicheskij-kompleks-uchebnoj-disciplini-pravoohranitelnie-organi-opd-f-23.html
  • gramota.bystrickaya.ru/vr-dolnik-uchebnoe-posobie-dlya-studentov-specialnosti-2306000-domovedenie-novosibirsk-2003.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-mezhdunarodnoj-konferencii-professionalno-orientirovannoe-obuchenie-inostrannomu-yaziku.html
  • composition.bystrickaya.ru/osnovnie-ekspluatacionno-tehnicheskie-dannie-kompleksa-dnepr-2-nauchno-proizvodstvennoe-obedinenie-elektronmash.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zerthanali-zhmis-10.html
  • spur.bystrickaya.ru/l-sev-osnovnie-ponyatiya-akti-sposobnosti-problema-potrebnostej-e-v-ilenkov-chto-zhe-takoe-lichnost1-7.html
  • spur.bystrickaya.ru/kompleksnaya-programma-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-municipalnogo-rajona-nerchinsko-zavodskij-rajona-zabajkalskogo-kraya-stranica-20.html
  • grade.bystrickaya.ru/obshie-strategii-proizvodstvennih-predpriyatij-rossii.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kafedra-inostrannih-i-latinskogo-yazikov-regionalnaya-innovacionnaya-konferenciya-samara-20.html
  • exam.bystrickaya.ru/vozniknovenie-domennoj-pechi.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/o-reglamente-pravitelstva-moskvi-stranica-17.html
  • credit.bystrickaya.ru/otdel-obrazovaniya-administracii-r-p-kolcovo.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/podprogramma-152-uslugi-v-oblasti-informacionnih-tehnologij-otchet-o-realizacii-programmi-v-2002-g-dokument.html
  • pisat.bystrickaya.ru/stroitelnij-fakultet-sekciyasistemi-avtomatizirovannogo-proektirovaniya.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-kursa-sovremennie-otraslevie-rinki-dlya-napravleniya-080500-62-menedzhment-podgotovki-bakalavra.html
  • occupation.bystrickaya.ru/obraz-fausta-v-odnoimennoj-tragedii-gete-ekzamenacionnie-voprosi-po-iskusstvu-i-literature.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/kursa-specialnaya-psihologiya-dannij-kurs-realizuetsya-v-ramkah-specialnosti-020400-psihologiya-iotnositsya-k-razdelu-obsheprofessionalnih-disciplin-federalnaya-komponenta.html
  • composition.bystrickaya.ru/okonchaniya-imyon-sushestvitelnih-v-datelnom-padezhe-raamatus-on-piltlikul-kujul-eelkige-tabelites-grammatiline.html
  • exam.bystrickaya.ru/vnutrifirmenoe-planirovanie.html
  • esse.bystrickaya.ru/razdel-4-41-morskie-perevozki-polozhenie-o-licenzirovanii-perevozok-morskim-transportom-gruzov-polozhenie-o.html
  • shkola.bystrickaya.ru/prilozhenie-uchebnoe-posobie-obobshaet-opit-raboti-so-studentami-po-akterskomu-i-rezhisserskomu-masterstvu-v-teatralnom.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/primechanie-o-transliteracii-sanskritskih-slov-stranica-42.html
  • essay.bystrickaya.ru/e-p-kruglyakov-otv-redaktor.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-ii-vidi-innovacij-i-organizacionnie-strukturi-innovacionnogo-menedzhmenta.html
  • literatura.bystrickaya.ru/skerilendrlgen-temr-zhol-kzet-a-filialdarini-atishtar-komandalarina-zhmisa-abildanan-kezde-azamattardi-tapsiratin-zhattarini-tzbes.html
  • turn.bystrickaya.ru/opredelenno-no-semanticheski-otkrita-vtoraya-redakciya-v-polnoj-versii.html
  • tests.bystrickaya.ru/literatura-r-y-shendrik-e-a-radzhabov-primenenie-scintillyatora-baf.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programma-razvitiya-municipalnogo-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya-srednej-obsheobrazovatelnoj-stranica-5.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/publichnij-otchetnij-doklad-stranica-5.html
  • report.bystrickaya.ru/informacionnoe-i-pr-soprovozhdenie-politicheskih-reshenij-v-sisteme-gosudarstvennogo-upravleniya.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rezultati-realizacii-programmi-5-programmi-treningov-shkoli-prodazh-6.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/kursovaya-rabota-po-discipline-tovarnaya-politika-na-temu-upakovka-tovara-v-sisteme-tovarnoj-politiki-promishlennogo-predpriyatiya.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/primenenie-informacionnih-tehnologij-v-sisteme-obrazovaniya.html
  • predmet.bystrickaya.ru/rezultati-konkursi-rezultati.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sam-sebe-kulinar-gazeta-tvoj-den-21032012-rossijskie-smi-o-mchs-monitoring-za-21-marta-2012-g.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.